Выбери любимый жанр
Оценить:

Оперативный центр


Оглавление


34

Худ похлопал Столла по плечу.

– Продолжайте проверку, Матти. Капля пота упала на ухо Столлу.

– О, я обязательно доведу дело до конца. Мне не нравится, когда меня надувают.

– Тем временем, Лоуэлл, распорядитесь, чтобы дежурный сотрудник охраны начал проверку всех видеозаписей, сделанных этой ночью на всех наших контрольных пунктах внутри этого здания и за его пределами. Мне нужно знать, кто пришел и ушел ночью. Пусть увеличат фотографии на удостоверениях и сверят их с теми, что хранятся у нас – нужно убедиться, что все они подлинные. Поручите это Аликасу, у него очень зоркий глаз. Если он не найдет ничего подозрительного, пусть проверит все за вчерашний день, потом за позавчерашний.

Коффи поиграл университетским перстнем.

– На это потребуется время.

– Понимаю. Но нам нанесли удар исподтишка, и я хотел бы знать, кто это сделал.

Худ и Коффи ушли, и в кабинет Столла почти тут же вкатился Боб Херберт. Как обычно, тридцативосьмилетний офицер разведки был возмущен до глубины души – на этот раз на десять процентов из-за того, что дела в центре шли не так гладко, как ему бы хотелось, а на девяносто – из-за бомбежки, которая навечно приковала его к инвалидной коляске.

– Ну и что у нас получается, юный гений? Есть свежие идеи? В голосе Херберта еще чувствовалась удаль миссисипского юноши, но ее уже почти заглушили требовательный тон, выработавшийся после десяти лет службы в ЦРУ, и непреходящая горечь воспоминаний о бомбардировке посольства США в Бейруте в 1985 году, после которой он стал калекой.

– Я проверяю степень и тип проникновения в нашу сеть, – объяснил Столл и плотно сжал губы, чтобы не добавить: «старый зануда». Так могли называть Херберта только Худ и Роджерс, но больше никто и уж, разумеется, не тот, кто никогда не носил военной формы, в ноябре голосовал за либералов и тем не менее имел в Оперативном центре не меньший вес, чем сам Херберт.

– Так вот, юный гений, может быть, вам станет чуть легче, если вы узнаете, что не только нам надавали по морде.

– Кому еще?

– В Министерстве обороны часть компьютеров тоже отключилась...

– На двадцать секунд? Херберт кивнул.

– И в ЦРУ.

– Какие компьютеры?

– В секторах по контролю над кризисными ситуациями. Все компьютеры, которые мы снабжаем данными.

– Черт...

– Вот именно, молодой человек. Мы переполошили многих, и они теперь хотят найти козла отпущения.

– Черт! – повторил Столл и повернулся к экрану, на котором замерли первые колонки цифр.

– Первая директория чиста, – пропел Могучий Мышонок. – Перехожу к следующей.

– Я не говорю, что вы в чем-то виноваты, – продолжал Херберт. – Я бы не стал мутить воду, если бы хорошие парни не тормошили меня каждую минуту. Но вы мне нужны, чтобы получить кое-какую информацию из Национального бюро аэрофотосъемки.

– Пока система работает в режиме диагностики, это невозможно. Я могу выйти из программы только после окончания проверки.

– Это я знаю, – проворчал Херберт, – мне объяснил ваш помощник. Я и прикатил сюда, чтобы составить вам компанию и дождаться, когда эта чертова система снова станет работоспособной и даст мне нужные сведения.

– Сведения какого рода?

– Мне нужно знать, что происходит в Северной Корее. Мы получили в подарок кучу мертвецов, на которых, похоже, стоит штамп «СДЕЛАНО В КНДР», наш самолет с отрядом «Страйкер» летит к черту на рога, а президент хочет понять, чем там занимается коммунистическая армия, в каком состоянии находятся ракеты, нет ли чего нового на заводах по переработке радиоактивных материалов и все такое прочее. Получить такие данные без спутников невозможно, а...

– Понимаю. Здесь вам без компьютеров не обойтись.

– Вторая директория чиста, – сообщил Могучий Мышонок. – Перехожу к ..

– Отменяю, – сказал Матт и отключил программу. Стуча клавишами, он вышел в программу DOS, ввел кодовое слово для прямой связи с Национальным бюро аэрофотосъемки, потом сложил руки и стал ждать, моля Бога, чтобы тот, кто проник в программное обеспечение компьютерной сети, сделал это не через линию телефонной связи.

Глава 26
Вторник, 7 часов 45 минут, Национальное бюро аэрофотосъемки

Это был один из секретнейших и наиболее тщательно охраняемых отделов в одной из самых скрытных организаций мира.

В Пентагоне Национальное бюро аэрофотосъемки занимало сравнительно небольшую комнату без потолочного освещения. Достаточно освещения давали сто компьютеров, расположенных, как в центре управления НАСА, десятью ровными рядами. Сто недремлющих глаз смотрели из космоса на Землю, и каждый из них передавал в бюро в реальном масштабе времени шестьдесят семь черно-белых изображений различной степени увеличения в минуту. Время регистрации каждого изображения записывалось с точностью до сотой доли секунды, так что, сравнивая несколько последовательно сделанных снимков или учитывая другие данные, например сейсмологические, бюро могло определить скорость ракеты или мощность ядерного взрыва, произведенного в любой точке земного шара.

Каждый компьютер был оборудован телевизионным монитором, клавиатурой и телефоном. Один ряд – десять компьютеров – обслуживали два оператора; они вводили координаты новых заинтересовавших кого-то объектов, готовили твердые копии изображений для Пентагона, Оперативного центра, ЦРУ или для союзников США. Для работы в Национальном бюро аэрофотосъемки мужчин и женщин отбирали не менее тщательно, чем для центров управления баз ракет с ядерными боеголовками. Кроме того, всех сотрудников бюро тщательно проверяли на психологическую устойчивость – их не должны усыплять бесчисленные мелькающие черно-белые изображения; они обязаны в течение нескольких секунд точно сказать, что изображено на экране, – киприотский самолет, танк свазилендской армии или солдат в украинской форме; они должны устоять перед соблазном проверить, как идут дела на ферме их родителей в Колорадо или в балтиморском особняке. Космический глаз может осмотреть квадратный фут поверхности планеты в любой ее точке, он способен прочесть заголовки в газете, заглянув через чье-то плечо в парке, и операторы должны удержаться от естественного желания немного поиграть, хотя после многочасового контроля за одной и той же горной грядой, долиной или акваторией океана такое искушение может быть очень велико.

3
×
×

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор