Выбери любимый жанр
Оценить:

Сплошные радости


Оглавление


37

Она закрыла крышку рояля и вновь бесцельно прошлась по гостиной. Взяла сигарету и подошла к окну. Почти стемнело. Эйбел закурила, сделала несколько затяжек и скомкала сигарету в пепельнице. Курение ей никогда не помогало. Она впервые закурила после смерти мужа, но быстро оставила это занятие, которое ей казалось бессмысленным. Почему говорят, что процесс пускания дыма изо рта успокаивает? — удивлялась она. Лично меня могло бы утешить одно…

Еще немного постояв у окна, она прошла в прихожую, надела куртку и вязаную шапочку и вышла на улицу.

Эйбел совершенно не знала, чем себя занять. Пошла было к Батлу, но сквозь неплотно задернутую штору увидела, что старик заснул, сидя в своем неизменном кресле-качалке, и вернулась на тропинку, ведущую на кладбище.

Стаси легко говорить «уезжай отсюда». Допустим, я решусь, но что станет с Батлом? Он привязан ко мне, как ни один человек на свете, несмотря на вздорные выходки.

Ей вспомнился разговор с отцом. Она тяжело вздохнула.

— Что ж, верность традициям великая вещь. Не правда ли, Джейк, — обратилась она к безмолвной плите. — Я тоже не буду нарушать наших с тобой традиций, — пообещала она мужу, очевидно имея в виду скорее нравственную сторону дела, нежели внешние обстоятельства.

Прошло еще несколько таких же бесцветных, но заполненных ничем дней. Но однажды утром, спустившись вниз, Эйбел обнаружила в гостиной Батла. Ей достаточно было одного взгляда, чтобы понять, что свекор что-то затеял. Она не ошиблась.

— Мы с Лесли уходим в горы.

Эйбел с неподдельным ужасом посмотрела на Батла.

— Зачем? Я не пущу тебя!

— Я не спрашиваю у тебя разрешения, а просто посвящаю в свои планы. Я отведу мула на вершину горы. Если промедлить, он умрет в сарае, тогда мне не удастся его достойно похоронить. А Лесли был хорошим мулом, он заслужил приличное погребение.

Эйбел бросилась к старику так стремительно, что опрокинула стул.

— Там зима, выживший ты из ума старик! Здесь дождь, а на вершине — снег. Ты умрешь от холода или подхватишь воспаление легких…

— Не оскорбляй меня. Я еще могу отличить зиму от лета.

— Ты снова сломаешь ногу.

— Да? Ну так лучше там, чем здесь.

Эйбел заплакала.

— Не ходи! Вызови ветеринара. Ты — это все, что у меня осталось. Я сойду с ума, если ты погибнешь вместе с Лесли.

— Тогда ты станешь наконец свободной, если, конечно, снова не попадешь в сети Десмонда.

Эйбел зарыдала. Ей только этого не хватало.

— Да не плачь ты, девчонка, — в смятении бормотал Батл. — Не выношу женских слез. — Он поднял стул и усадил ее. — Я не какой-то там молодой недоумок, который не может о себе позаботиться. На горе есть большая пещера. Мы с Лесли прекрасно устроимся.

— Но как я об этом узнаю? — всхлипнула Эйбел.

— Так же, как в свое время моя жена Мойра. В ясные дни увидишь дымок от костра. А сейчас я хотел бы получить патроны, которые ты спрятала.

— Зачем? В кого ты собираешься стрелять?

— В медведя, если проголодаюсь, или в Десмонда, если буду сыт.

Эйбел высморкалась.

— Ни за что. Пойдешь без ружья.

Батл серьезно посмотрел на нее слезящимися глазами.

— Не могу. Может, Лесли придется помочь перебраться в рай для мулов.

Эйбел закрыла глаза и вздохнула.

— В верхнем левом ящике шкафчика в ванной.

Батл подошел к двери и вдруг остановился.

— Верхний левый ящик? Это там, где ты хранишь свои женские штучки?

Эйбел открыла глаза и увидела, что старик покраснел от смущения.

— Если у тебя хватает мужества идти на вершину горы в середине зимы, то уж подавно хватит, чтобы сдвинуть в сторону коробочку тампаксов. Я не буду своими руками отправлять тебя на погибель.

Краска на щеках старика стала гуще.

— Обещай, что ты будешь осторожен. — Эйбел обняла его.

— Эй! — завопил он. — Прекрати сейчас же! Ненавижу телячьи нежности.

— Обещай, что будешь осторожен, или я поцелую тебя прямо в губы!

— Упаси Господи! — Батл отшатнулся. — Вот тебе мое слово. А теперь отойди подальше.

Час спустя она стояла во дворе, наблюдая, как Батл уводит Лесли в серую влажную мглу. Он поднял руку. Она сделала то же самое.

Ты старый сентиментальный дуралей, подумала она, а я — сентиментальная дуреха, но вслух прокричала:

— Прощай, Лесли!

Старый мул повернул голову в ее сторону, заломил уши и взбрыкнул. Она обрадовалась, что животное еще не собирается сдаваться, но потом подумала, что скорее всего никогда его больше не увидит, и на ее глаза опять набежали слезы.

Эйбел следила за мулом и стариком, пока они не исчезли в лесу. Затем посидела немного на могиле Джейка, слушая удаляющийся звон колокольчика Лесли. Это живым плохо, подумала она. Это оставшиеся в живых страдают и горюют, оплакивают и чувствуют себя одинокими.

Начинался дождь.

12

Стив уселся напротив доктора Коула.

— Док, я к вам раньше назначенного срока, но есть причина.

— Как себя чувствуете, молодой человек? — спросил тот, внимательно всматриваясь в Десмонда.

— Уже десять дней, как я не чувствую головных болей. Понимаете? Совсем не чувствую. У меня такое чувство, что опухоли нет. Я словно на свет заново родился.

— Должен вас огорчить, но…

— Я хотел бы сделать новые снимки, — перебил старого врача Десмонд.

— Сынок, — устало проговорил доктор Коул, — хотел бы я с тобой согласиться, но антибиотики не влияют на опухоли, доброкачественные они или нет. Но…

— Что но? — нетерпеливо воскликнул Стив.

— Но если симптомы исчезли, возможно, опухоль рассасывается. Скажи, что ты принимал еще?

3

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор