Выбери любимый жанр
Оценить:

Полковник советской разведки


Оглавление


35

– Угощайся! – дружелюбно предложил Юджин. – Что нам теперь делать? Одни остались.

Он открыл банку тушенки, наполнил пластмассовые стаканчики и протянул Павлику вилку, тоже пластмассовую. Они выпили и закусили.

– Что делать будешь? – поинтересовался.

– А ты?

– Пока не знаю.

И тут Павлика осенило.

– Может, на нас работать станешь? – спросил он, сам пугаясь сказанного.

– А сколько будешь платить? – не поведя бровью, осведомился Скотт.

– На советской разведке еще никто не разбогател, – объяснил Лахтюков. – Наши люди работают ради идеи. Иногда, конечно, приплачиваем, но немного.

– Да ну тебя! – обиделся американец.

– Я думал, ты деловой человек…

Он плюнул в воду и швырнул крокодилу пустую банку из-под консервов. Геннадий поймал жестянку, но тут же выбросил ее из пасти, недовольно дрыгнув хвостом.

– Вкусная была тушенка, – заметил Павлик. – Но чересчур жирная.

– Все лучшее в этом мире, приятель, либо преступно, либо аморально, либо ведет к ожирению … Послушай, Пол, а почему бы тебе не стать нашим агентом. Си-Ай-Эй хорошо платит. К тому же в будущей войне мы все равно разобьем вас. У США огромное преимущество в высокоточном оружии. Мы научим вас воевать.

– А мы вас воевать отучим, – огрызнулся Павлик.

– Посмотрим. Однако мое вербовочное предложение остается в силе! Тут Лахтюков скрутил большую дулю и сунул ее под нос американцу.

– Что это? – удивился Скотт.

– По-нашему, кукиш, по-вашему, кьюкиш.

– Кьюкиш? Я знавал в Англии одного лорда с такой фамилией. А в Германии при помощи этой комбинации из пальцев проститутка приглашает к себе мужчину.

– В России при помощи этой комбинации женщина дает отлуп своему ухажеру.

– Надо же! Один жест и такие разные значения. О! Теперь я понимаю Нуриева.

– При чем здесь Нуриев?

– Выступал он однажды со своей труппой в Западном Берлине. Был уже стар и слаб. Уронил партнершу. Та грохнулась на доски. Публика возмущенно загудела. Тогда Нуриев вышел на авансцену и показал зрителям эту самую комбинацию. Видимо, таким образом он хотел проститься с публикой. Больше Нуриев не танцевал.

Павлику надоело слушать этот треп. Он скинул бейсболку, тенниску и шорты, сиганул в Голубой Нил и саженками поплыл к Геннадию. Похлопал крокодила по спине, сказал ему пару ласковых слов и вернулся на берег. Взглянув на американца, наблюдавшего за его действиями с восхищением и страхом, ухмыльнулся.

– Ну что, слабо?

– Не знаю … Если он ручной …

– Конечно, ручной. Это же мой кент. Шесть ящиков виски вместе выжрали!

Скотт начал раздеваться, помянув при этом своих предков, которые были лихими ковбоями и не боялись самого дьявола. Он поплыл кролем, а кроль самый быстрый из стилей плавания. То, что произошло потом, заставило Лахтюкова секунд на двадцать окаменеть от ужаса. Крокодил стремительной ракетой взметнулся над корягой, схватил американца поперек туловища и скрылся в глубинах великой реки …

– Вечная память, – прошептал Павлик, крестясь, как учила в детстве бабушка. – Пусть земля ему … Стоп! Какая земля?! Пусть вода … Нет! Какая вода? Пусть Генкино брюхо будет ему пухом. Тьфу, что за напасть такая! Стихи ведь сложились!

Питон Толик похлопывал хвостом по лиане. Мартышка Иришка, перевернувшись мордой вверх, истерично верещала, информируя животный мир о случившемся.

Лахтюков сел, обхватив колени руками, и стал тоскливо глядеть на Голубой Нил. Геннадий вернулся через полчаса и как ни в чем не бывало разлегся на коряге.

– Сволочь ты и подонок! – сказал ему Павлик. – Что ты, что твой президент – все вы одним миром мазаны! Хрен я завтра дам тебе выпить. И послезавтра тоже.

Он встал и поплелся к посольству. Но тут-то и пришло озарение или точнее осенение. Выхватив из рук Алексея Петровича чистый шифровальный бланк, Лахтюков начертал: «Сегодня, в 16 часов 28 минут по Гринвичу полностью нейтрализована деятельность главного противника в Буганде».

Москва будто ждала этого сигнала. На другой день войска просоветской Тарзании вторглись в Буганду. Режим Бургабы пал, а сам повелитель людей, зверей, птиц и рыб драпанул в Эмираты. Обстановка в стране быстро нормализовалась. В штатном режиме заработали дипломатические представительства и спецслужбы. К Лахтюкову вернулась семья, а Павлик к очередному празднику Октябрьской революции был награжден орденом Дружбы народов.

Р.S. Дорогие читатели! Хотите верьте – хотите нет, но факт действительно имел место в одной из африканских стран.

Предатель

В один из апрельских дней 1965 года меня вызвал начальник отдела полковник Прядко и объявил с усмешечкой, что в связи с празднованием двадцатилетия Победы обком партии велит нам, чекистам, найти в архивах свежего героя для прославления его в областных средствах массовой информации. Старые, записные герои, дескать, публике приелись. Нужен новый.

– По-моему, КГБ не самое подходящее место для поиска героев, – засомневался я.

– Не скажи, – возразил многоопытный Прядко. – Сходи в учетно-архивное отделение к Семикову и попроси его подумать на эту тему.

Ровно через сутки Семиков вручил мне замызганную папку с обгоревшими углами толщиной не более половины сантиметра. Документы этого дела были исполнены карандашом, а карандаш, как известно, гораздо надежнее чернил, поэтому текст сохранился весь до последней буковки.

– Партизанская летопись, – пояснил архивариус. – Ты поаккуратнее с этими бумагами. Несколько лет они хранились в экстремальных условиях и частично истлели. Рассыпаться могут.

3

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор