Выбери любимый жанр
Оценить:

Глинтвейн для Снежной королевы


Оглавление


28

– Опять милиция? – возмутилась Элиза. – Почему?

– Вам нужно написать заявление по месту жительства о похищении ребенка, – твердо заявила Лера, осмотрела лица взрослых и подозрительно спросила: – Что? Что вы так смотрите?

– В том самом отделении милиции, из которого нам звонили, когда Антоша потерялся на даче? – подозрительно ласково спросил папа Валя.

– Когда он стал козленочком, – уточнила мама Валя.

– Если вы боитесь туда идти, можно пойти в центральное Управление внутренних дел. Я звонила по ноль-два, мне сказали, что можно в центральном управлении написать заявление, но его потом все равно передадут по месту жительства.

– А чего нам бояться? – зловеще поинтересовалась Валентина.

– Ну как же? – удивилась Лера. – У вас ребенок пропал. В который раз.

Маруся дернула девочку на себя за руку и закрыла ее от бросившейся на Леру матери.

– Так их, детка! – кричала Элиза. – Правда глаза режет, да? – Она схватила табуретку, развернула ее вперед ножками и пошла на зятя.

Под громкий лай Артиста папа Валя, забравшийся на стол, кричал Лере, которую закрывала собой Маруся:

– Мы немедленно идем в милицию! Немедленно! В ближайшее отделение! Клянусь! Убери свою сумасшедшую бабку!

Жизнь

После того как заявление о пропаже Антона было написано, жизнь в семье Капустиных резко изменилась. Где-то на третьи сутки родители, словно очнувшись, вдруг осознали, что у них пропал сын. Валентина от злобных криков и требований к Лере «немедленно рассказать всю правду» перешла к отчаянию, стала ходить за дочерью по пятам, обнимать ее и обливать обильными слезами. Папа Валя, крепясь из последних сил, уверял отдел розыска, что не имеет друзей мужского пола с гомосексуальными наклонностями и никогда не замечал ни у соседей по дому, ни у коллег по работе склонности к педофилии. Это так его измотало, что к концу первой недели расследования Валентин Капустин уехал на дачу и плавно, можно даже сказать, изящно – с коньяком и хорошей закуской – вошел там в пятидневный запой, постепенно доводя уровень своего падения до подозрительно мутного самогона, который занюхивался хлебной коркой.

Очнулся он, когда соседка принесла литр молока. Молоко пролилось в Валентина с живительной тягучестью, нежно смазывая горло, охрипшее от песен и криков отчаяния. Он выпил банку до дна, не отрываясь.

– Козье, жирное! – одобрила его переход от рассолов к молоку Анна Родионовна. – Козленочек-то ваш козой оказался! Нюськой.

– Не может быть, – прошептал Валентин.

Соседка вывела козу во двор.

– Видал, какая красота! – восхитилась она любимицей. – Шерсть висит до копыт, да я на нее молюсь! С нее по три платка за сезон получается.

На белом снегу вычесанная и ухоженная белая коза с закрученными спиралью рогами смотрела на него голубыми глазами.

От безмятежного взгляда козы папа Валя вдруг почувствовал весь мир внутри себя зародышем. Все, что окружало его в жизни, свернулось до размеров вселенского головастика – с хвостиком, с жабрами, со сложенными крыльцами, мягкими копытцами, лобастой головой! – и раздувало тело изнутри верой в вечность.

– Ме-е-е! – закричал Валентин Капустин, задрав голову в сумрачное январское небо, и никакими другими звуками он не мог тогда выразить свое языческое поклонение земле и жизни на ней.

Результат

Через три недели напряженной работы следователя Самойлова по делу пропажи Капустина Антона Валентиновича (1995 года рождения, русского) дело, которое грозило превратиться в висяк, приобрело настолько фантастические очертания расследования, что сказочный антураж самого исчезновения просто поблек и выцвел.

Для самого следователя это было фактом удручающим. Прохор Аверьянович должен был через несколько недель с почетом уйти на покой. Естественно, к этому моменту коллеги постарались максимально уменьшить нагрузку пожилому сослуживцу (Старику, как они его называли). А теперь дело о похищении Антона Капустина грозило вылиться в череду бесконечных расследований и заведения новых дел, как то: подлог при исполнении должностных обязанностей, обман, незаконные операции по усыновлению, сговор с целью похищения ребенка. Так что удручен был весь отдел по розыску пропавших – в уголовке дело о похищении заводить не стали в силу несовершеннолетия единственного свидетеля происшедшего и показаний родителей о случаях предыдущих исчезновений мальчика.

Основным достижением в расследовании стало желание сотрудничать с органами Элизы Одер. Желание это, как показалось Старику, у бабушки пропавшего мальчика возникло внезапно, вдруг, потому что до полудня прошлого четверга она только и делала, что говорила всякие глупости о смысле жизни, о порядке и грехе, путалась в показаниях и хихикала по любому поводу.

Больше всего самому Самойлову помогла сестра мальчика, Валерия. Старик впервые в жизни столкнулся с таким поразительным чувством ответственности, а уж четкости и логике ее выводов позавидовал бы любой оперативник. Дело в том, что девочка говорила только те вещи, которые существовали в реальности. На вопросы – «как могло бы получиться», или «что можно предположить» – она скучнела лицом и только растерянно пожимала плечами. Старик уже на второй беседе поверил ей безоговорочно во всем, что касалось повозки со Снежной королевой.

Валерия Одер дала расследованию основной материал для работы. К четвергу на прошлой неделе, когда у ее бабушки вдруг прорезались из неизвестно каких мест чувство ответственности и желание помочь следствию четкими правдивыми ответами, у следователя уже были свои наработки. Благодаря девочке Лере он узнал, что:

3

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор