Выбери любимый жанр
Оценить:

Глинтвейн для Снежной королевы


Оглавление


52

– Много.


Утром Старик решил побыстрее осмотреть дом и уехать. Инки нигде не было, и он стал ходить по комнатам, вдыхая запахи чужой жизни. В одной из комнат были свалены в кучу детские игрушки, горшки, стульчик для маленького, раскладушки. Старик устал, не выспался. Когда он взобрался на чердак, Инка пришла в дом, он услышал ее шаги внизу, окликнул. На чердаке пахло старой паутиной, но больше – деревом и травой. На чердаке были сумерки. Когда глаза привыкли, Самойлов обнаружил ровно посередине пола дыру – квадрат полтора на полтора метра, закрытый металлической сеткой. Старик задрал голову вверх, но ничего не мог рассмотреть: купол оказался очень высоким, его внутренние деревянные перегородки, плавно изгибаясь, уходили в темноту. На чердак поднялась Инна с красной палочкой во рту.

– Хочешь? – Она достала из кармана и протянула ему леденец – шарик на красной палочке.

– Зачем эта дыра в полу? Куда она ведет? – Самойлов взял леденец, но разворачивать не стал, сунул в карман.

– Это что-то вроде колодца сквозь весь дом, до самого подвала. Изнутри его не вычислить. Это отец все устроил. Он нам маятник Фуко делал. Высоты купола было недостаточно.

– Сделал? – удивился Самойлов, вспоминая, что такое этот самый маятник.

– Ну! Прикинь? Земля вращается! – радостно объявила Инка. – Сверху, с самой высокой точки купола, спускался отвес на веревке, мы с сестрой простояли больше часа в подвале и видели, как он начал двигаться, мы схватились за руки и закричали, потому что Земля вращалась! Он был гений, наш отец. Если хочешь, могу показать его чертежи вечного двигателя.

Старик прошел по чердаку. Откуда-то на него капнуло. Он удивился, не успел ничего подумать, как его захлестнуло знакомое ощущение находки – помесь ужаса и подвалившей удачи. Капнуло сверху. Самойлов внимательно посмотрел на Инку. Она рылась в старом ящике с бумагами. Старик закрыл глаза руками, постарался внутренне успокоиться. Капнуло еще раз. Еще ничего не поняв до конца, Старик поднял голову и постарался разглядеть самый верх купола. Так и есть. Там что-то было подвязано, в самом верху. Не опуская голову, Старик скосил глаза и посмотрел на Инку. Она, замерев, осторожно глядела на него. Старик сбросил куртку:

– Что это там?

– Где? – тут же откликнулась она вся – глазами, движением тела. Вскочила.

– Вверху!

– Наверное, труп подвязан, – Инна пожала плечами и виновато улыбнулась.

– Где лестница? – спросил он, уже понимая, что никакая лестница тут не поможет: очень высоко.

– Нет такой длинной лестницы, если полезете, то по перекладинам.

Опять перешла на «вы». Испугалась?

Маленькое окошечко не давало света вовсе, но Старик всматривался до синевы в глазах, потом схватился руками за нижние перекладины и с кряхтеньем полез вверх. Инка села на пол, обхватила руками колени. Самойлов уже через минуту подумал, успокоившись, что ничего, в принципе, на него капнуть сверху не могло, если «это» висит здесь с весны. Он лез наверх долго… Он уже хорошо видел большой полиэтиленовый пакет, обвязанный веревками и притянутый к самому верху. Увидел и нечто, темнеющее в этом пакете. Кружилась голова, останавливаться приходилось через каждые пять минут. Самойлов молил бога, чтобы не упасть, пот заливал глаза, болела после вчерашнего поясница. Он уже дотянулся рукой с перочинным ножом до одной из веревок, когда другая рука сорвалась. Старик выронил нож, но успел ухватиться правой за перекладину. Покачавшись на одной руке, он смог уцепиться и второй. Веревки пришлось разматывать. Пока он копошился, из кармана вывалился леденец и, кружась, как семечко ясеня, приземлился на металлическую сетку рядом с ножом. Самойлов уговаривал себя: «Еще парочка узлов, и ЭТО свалится, еще парочка…»

Самойлов проследил взглядом за ЭТИМ, когда оно падало вниз. Ему показалось, что ЭТО летит медленно и падает с шелестом, непривычным для мертвого тела, даже замотанного в полиэтилен. Слезал он быстрее. Инка так и сидела, опустив голову в колени. Он подошел к ней, плечи ее вздрагивали. Старик вздохнул, оттащил от сетки добычу и стал разматывать полиэтилен. Он уже понял, что лазил зря, но никак не мог расстаться с ощущением находки, а когда размотал, понял, почему ЭТО так легко падало: в полиэтилене лежало огородное пугало – палка с чем-то для головы, одетая в рваную мужскую одежду и какие-то другие тряпки. Старик сел на пол. Инка подняла голову и наконец позволила себе расхохотаться вслух. Полиэтилен был влажный – вероятно, она проделала все это рано утром. Было еще холодно, здесь, в тепле чердака, сконденсировалась влага, на Самойлова и капнуло… Старик не мог пошевелиться и вдруг заметил, что он тоже не прочь посмеяться. Или поорать. Он сполз кое-как с чердачных ступенек лестницы и поплелся собирать свой портфель. Он даже не был сердит, поэтому никак не отреагировал на Инкины выпрашивания прощения. Он просто пошел к калитке, не оборачиваясь, а девчонка все стояла на крыльце и кричала ему в спину:

– Дед, ты еще в колодец не слазил! Дед, она вполне может поместиться в нишу, там выдолблено углубление, когда отец строил колодец, он сделал углубление, внизу!..

– Пропади ты пропадом! – выдохнул Самойлов вместо прощания.

Адвокат

В дорогом шелковом халате, с мокрыми после душа волосами (на волосах – сеточка, чтобы не растрепались) вытряхивает в ведерко лед, протирает бутылку шампанского. Думает, открывать или все-таки подождать, пока появится гостья?…

Жизненное наблюдение: женщины любят, когда их обливают шампанским.

В плоском салатнике плавают головки желтых роз. Между их крупными раскрывшимися головками плавают лепестки красных роз. Адвокат сам составил эту композицию.

3

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор