Выбери любимый жанр
Оценить:

Глинтвейн для Снежной королевы


Оглавление


77

– У меня все получится! – с угрозой в голосе сказала Лера.

– Не сомневаюсь, – прошептал Самойлов.

– Я буду тебе помогать во всем. Фотография девочки, – она кивнула в сторону гостиной, – это которая с жабрами?

– Да.

– Она мертва?

– Мертва. Похититель сделал ей укол снотворного, сердце не выдержало, – безжалостно разъяснил Самойлов.

– А зачем ты ищешь вьетнамку? – спросила Лера. – У нее скелет, как у ящерицы, да?

Самойлов медленно сел.

– Нет, – сказал он, уставившись в лицо девочки. – У нее другая аномалия.

– Тогда у нее два сердца. Я помню. Не в ритме джаза, как сказала акушерка Лиза – тук-бук-тум.

– А при чем тут ящерица?

– Она родила мертвого ребеночка, я видела его рентгеновский снимок, – сказала Лера.

– Когда? – в волнении перешел на шепот Старик.

– Сейчас вспомню… Было начало лета, прохладно, и вьетнамка украла мою одежду, чтобы удрать из родильного дома. Я сказала Марусе, что мужчина моей мечты – Дед Мороз. Вспомнила. Четыре года назад, – уверенно кивнула Лера.

– Ты ее потом видела? – спросил Старик.

– Нет, но кое-что знаю. Когда я приехала в Москву, я не хотела встречаться с родителями. Выбрала будний день и поехала на дачу. Они там почти не появляются. Ребенок часто болеет, повезли его на море. Анна Родионовна слегла от какой-то болезни больше года назад. Родственники увезли ее в Москву, дом заколотили. Маруси там тоже не оказалось, но в ее домике было открыто окно. Я заглянула. Там кто-то жил. Этот человек спал на полу на сложенном одеяле. Женщина. У нее были иссиня-черные волосы – расческа лежала на подоконнике, и очень маленькая нога, судя по сандалиям.

– Мукалова… – кивнул Самойлов, – принимала у нее роды. Патологоанатом Кощеев осмотрел тело ее мертвого ребенка. Акушерка Лиза знала, что у роженицы два сердца. Теперь Мукалова ее прячет или просто дает приют. Почему ты не веришь, что она также спрятала и своего ребенка?

– Потому что я бы знала! Маруся обязательно сказала бы мне. Этот ребенок никому не нужен, кроме меня. Родители и раньше не уделяли ему особого внимания. А когда поняли, что слиться в совместных усилиях для воспитания инвалида им не удастся – все жизненные показатели Антона были в норме, – они совершенно забросили его. А Маруся… Когда открылся подлог, ты помнишь, – она все равно не настаивала на правах матери. Я… Я люблю Антошу. Я сделаю все, чтобы найти его! Теперь твоя очередь поработать. Я же рассказала о вьетнамской женщине. Вставай, хватит валяться!

– Зачем? – насторожился Самойлов.

– Иди и ищи Антона, если хочешь высохнуть в белых песках Бенгальского залива. Хочешь? – напирала она. – Хочешь или ты просто так трепался?!

– Хочу…

План

– Мне нужен лист бумаги и ручка. Будем составлять план действий, – решительно заявила Лера.

– Каких действий? – в проеме двери появился Гоша в одеяле.

– Никаких действий, иди спи дальше, – отмахнулся лежащий Самойлов. – Я поеду на старое место работы, пороюсь в архиве на предмет пропажи мальчика, который сейчас у Корамиса в Бостоне. Валерия поедет к своей бабушке и…

– Это уже третий пункт плана! Пора все записывать! – возмутилась Лера. – Не хочу я к бабушке.

– Два года назад ты обещала мне всяческую помощь без оглядки на этичность поведения, – напомнил Самойлов. – Осмотри все ее документы, залезь в сейф, если таковой у нее имеется, подними паркет, если при ударе по дощечке звук будет глухим, и так далее, придумай… – он осекся и поправился: – Тебе видней, где твоя бабушка может запрятать бумажку с координатами фирмы «Хипекс».

– Прохор Аверьянович, какие архивы? – Гоша подошел к кровати и начал аккуратно складывать одеяло. – А если пацан из беспризорных? А если его на улице подобрали как двойника? «Мальчик, хочешь пожить в Бостоне у богатого дяди, который примет тебя как сына родного?» Если уж кто-то настолько предприимчив, что подставлял для подмены неизвестного пацана, да еще и медицинское освидетельствование на него заготовил, он бы не стал светиться и красть ребенка из благополучной семьи. А если он вообще не из Москвы? Тогда в ваших архивах ничего нет.

– Что ты предлагаешь? – не выдержал его самодовольного тона Самойлов.

Одеяло к этому моменту было скатано до безупречного валика. Вот просто бери и пристегивай к рюкзаку… Раздражение на Гошины нотации сразу исчезло.

– Я предлагаю ввести его фотографию в компьютер и поискать по Интернету. Можно даже устроить международный поиск, – объявил Гоша.

– Для этого все равно придется куда-то ехать… – Самойлов с трудом сел. – У меня нет компьютера.

Справившись с удивлением на лице, Гоша радостно объявил:

– Зато у вас кабель подведен для подключения в Интернет!

– Было дело, – вздохнул Самойлов. – На весь дом подводили, я тоже оплатил, мало ли…

– Так я сбегаю на пару минут к машине за компьютером, а? – перешел к действиям Гоша.

Самойлов и Лера переглянулись.

– И ты сможешь из моей квартиры подключиться?…

– Запросто. Не совсем законно будет, так ведь это минут на сорок, не больше. Так я сбегаю?

– А за подключение не нужно платить?

– Подсосемся! – уверенно пообещал Гоша. – Я в электронике соображаю лучше, чем в сыске. Я побежал?

– Да беги, родимый, что ты топчешься? – не выдержал его заискивающего выражения лица Самойлов.

– А вы потом пустите меня обратно? Откроете дверь?

– Да не закрывай ты ее вообще, эту дверь! – рассердился Самойлов.


Проследив, как Гоша вытаскивает из-под плинтуса кабель и пристраивает на столе в кабинете свое «хозяйство», которое он достал из большой картонной коробки с этикеткой «Макаронные изделия „Ушки“, Самойлов решительно подтолкнул Леру к дверям:

3

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор