Выбери любимый жанр
Оценить:

Глинтвейн для Снежной королевы


Оглавление


93

– Ура! Мы залезем в ее погреб? – обрадовалась Лера.

– Прохор Аверьянович опять опередил компьютер, – обратил внимание Гоша.

– При чем здесь погреб? – удивился Самойлов. – Мне нужно осмотреть ее дом, поговорить с соседями, узнать, в какую церковь ходила Анна Родионовна.

– Там нет соседей. На весь поселок на зиму оставалось два или три жилых дома, – объяснила Лера.

– Посмотрим. Кто-то же взял к себе козу, когда Анну Родионовну увезли в больницу?

Погреб

Чтобы не отвлекать внимание Гоши в дороге, Самойлов твердо настоял, чтобы девочка Лера села с ним на заднее сиденье. Ехали молча. Только Лера вдруг тяжело вздохнула после Кольцевой:

– Почему я не поехала тогда на дачу, не спряталась в погребе?!

– В январе? – уточнил Самойлов. – Странные какие у вас с братом представления о приятном времяпрепровождении.

– Почему мы едем к Анне Родионовне? – спросил Гоша.

– В этом деле с пропажей мальчика все очень просто. Куда побежит удравший от Снежной королевы ребенок? Туда, где он привык прятаться. Насколько я помню, он предпочитал это делать за городом. Предположим, что он добрался до вашей дачи – мир не без добрых людей. Естественно, зимой он пойдет к соседке, у которой топится печка и живет пушистая коза. Что сделает набожная соседка, когда мальчик расскажет, как его увезли на повозке с оленем к настоящему папе?

– Позвонит маме мальчика, – уверенно заявил Гоша.

– Не отвлекайся, думай о дороге! – приказал Самойлов.

– Он сказал ей, что мама и папа знают, что его хотел украсть настоящий отец, – прошептала Лера.

– Предположим, что так и было, – кивнул Самойлов. – Твои варианты дальнейшего поведения Анны Родионовны?

– Она… добрая, но себе на уме, она бы стала думать, что делать в такой ситуации, – предположила Лера.

– Правильно. Что делать, с кем посоветоваться, дело-то сложное, семейное, да еще семья чужая, как бы не навредить. И пошла тогда наша Анна Родионовна…

– В церковь, – выдохнула Лера.

– Правильно. А зачем?

– Зачем? Молиться, конечно, – теряя терпение, предположила девочка.

– А теперь неправильно. Она пошла в церковь посоветоваться, что же ей делать в такой ситуации, когда ребеночка хотели отдать другому папе и домой ехать он теперь отказывается. Вроде как на исповедь пошла, – Самойлов задумался. – А может быть, она просто привела его в храм да и оставила там, чтобы не принимать тяжесть решения на себя. Приехал бы кто-то из вашей семьи искать тогда мальчика на дачу, она бы сразу сказала, где он. Но никому ведь это и в голову не пришло.

– Что ты все – церковь, храм! – обратила внимание Лера.

– Мне кажется, что это возможный вариант развития событий.

– Почему мы тогда едем к ней на дачу, а не объезжаем все церковные приюты в округе? – спросила Лера.

– А это мысль, – кивнул Самойлов.

– Не очень удачная, – вступил Гоша. – По этому направлению есть только три приюта при церквях в Калужской области, и два из них находятся под опекой Христианского Красного Креста.

Машина с трудом пробиралась по грунтовой дороге. Снег днем слегка подтаивал, а по ночам подмерзал, превращая колеи в непроходимые рытвины. Дул сильный ветер, и сады уже стояли совсем голые.

– Дом закрыт, – обратила внимание Лера, как только вышла у калитки Анны Родионовны. – Ставни заколочены.

– У меня есть отмычки, – предложил свои услуги Гоша.

– У тебя теперь есть и отмычки, и наручники ты с собой таскаешь, – то ли одобрил, то ли поддел его Самойлов. – Расслабься. Я знаю, где лежит ключ.

– Над перекладиной двери, – Лера подняла руку и пошарила над дверью.

– Под половиком, – Гоша осматривался в поисках половика на крыльце.

– Ключ лежит в почтовом ящике, – Самойлов уверенно лязгнул проржавевшей крышкой ящика. – Для меня его сюда положила сестра Анны Родионовны, которая ее и проводила после тяжелой болезни в дальний путь, а дом этот получила в наследство. Я ей позвонил со станции.

– Старик, пойдем сначала в погреб, а? – попросила Лера. – А то мне страшно одной.

– Я пойду с тобой в погреб, – с готовностью бросился к ней Гоша.

– Молодые люди, у нас много дел – дом осмотреть, соседей обойти.

Лера молча развернулась и пошла через огород к участку Маруси. Гоша топтался на месте, не зная, что предпринять. Чтобы избавить его от мучений, Самойлов быстро отпер двери и ушел в дом.

Через час он разложил на плюшевой скатерти круглого стола всю свою добычу. Иконки, молитвенник, старую Библию, фотографии в конверте, квитанции об оплате счетов и несколько здравниц – небольших, размером с открытку, отпечатанных на хорошей глянцевой бумаге репродукций известных икон с восславлениями бога.

В это время, с трудом откопав заваленный снегом проход к двери погреба, молодые люди спустились вниз. Не выдержав испуганного близкого дыхания девочки, Гоша осторожно прижал Леру к себе и попробовал успокоить ее своими объятиями. Лера не сопротивлялась. Когда Прохор Аверьянович рассматривал, поднеся к окну, ту часть открытки, на которой указываются реквизиты типографии, они уже целовались, чутко подслушивая движения друг друга. Гоша в какой-то момент забылся и занялся расстегиванием куртки на Валерии.

– Нет, – сказала она ему в рот.

Он не услышал, теряя голову, тогда Лера стала шарить рукой, ища на полке среди ящиков и коробок предмет потяжелее. И вдруг напряглась и с силой оттолкнула его. Гоша, еще не очнувшись, не сразу разобрал, что в ее руке – роликовый конек.

Она вышла из погреба и закричала, подняв лицо к небу, и от этого крика Прохор Аверьянович выронил открытку и бросился к двери.

3

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор