Выбери любимый жанр
Оценить:

О, счастливица!


Оглавление


112

– Я старалась добраться побыстрее, – вздохнула Кэти. – Я хотела сказать вам, что ваш муж жив – вы имели право знать. Но меня задержали в конторе шерифа.

Сначала Мэри Андреа пропустила последнюю часть ее пояснений мимо ушей, но позже, когда они выехали на шоссе, вдруг напомнила об этом, чтобы завязать разговор. Кэти откровенно заявила, что муж ее – местный судья, совершивший чудовищное преступление, и что ее совесть и религиозные убеждения потребовали, чтобы она сдала его полиции. Рассказ возбудил любопытство Мэри Андреа, но ей хотелось вернуть беседу обратно к теме собственного ублюдочного махинатора-мужа. А как еще назвать человека, которому хватило жестокости сжечь свой дом только ради того, чтобы выставить собственную жену – пусть и проживающую отдельно – на публичное телевизионное посмешище?

– Вы ошибаетесь. Все было не так, – возразила Кэти Баттенкилл.

– Вы не знаете Тома.

– Вообще-то знаю. Видите ли, я была его любовницей. – Кэти придерживалась своей новообретенной доктрины абсолютной честности. – Примерно две недели. Загляните в мою сумочку, там список всех наших занятий любовью. На лиловой бумаге для заметок, сложен вдвое.

– Вы это серьезно, да? – выдохнула Мэри Андреа.

– Возьмите и взгляните.

– Нет, спасибо.

– Правда стоит дороже, чем все остальное в этом мире. Я расскажу вам все, что захотите знать.

– И потом еще добавлю, – вполголоса буркнула Мэри Андреа. Она решила разыграть ревность, чтобы отбить у этой женщины охоту распространяться.

Но Кэти застала ее врасплох вопросом:

– Вы разве не рады, что он жив? Как-то по вам не скажешь, что вы в восторге.

– Я… кажется, я до сих пор в шоке.

Судя по всему, Кэти не поверила.

Мэри Андреа сказала:

– Если бы я на него так жутко не злилась, да, конечно, я бы порадовалась. – Что, пожалуй, было правдой. Мэри Андреа понимала, что ее сварливость не сообразуется с обстоятельствами, но молоденькая Кэти не могла знать, чем был брак с Кроумом – или чем он стал. А какой бы прекрасной актрисой Мэри Андреа ни была, она никак не могла сообразить, как вести себя экс-вдове. Она таких раньше не встречала.

– Не надо злиться, – ответила Кэти. – Том вас не подставлял. Все, что случилось, – вина моего мужа, а заодно и моя, раз я спала с Томом. Понимаете, именно поэтому Артур велел поджечь дом…

– Стоп. Кто такой Артур?

– Мой муж. Я же вам говорила. Я понимаю, путаница ужасная, – добавила Кэти, – но вам стоит понять, что Томми этого не подстраивал. Он и знать не знал. Когда все случилось, его не было в городе, он работал над статьей для газеты. Вот Арт и послал человека в дом…

– Так, тихо! – Мэри Андреа загородилась руками. – Вашему мужу из-за этого светит тюрьма?

– Ну да.

– Боже мой.

– Я так рада, что вы мне верите.

– О, я в этом не совсем уверена. – перебила Мэри Андреа. – Но история хоть куда, Кэти. А если вы действительно ее сочинили сами, вам стоит подумать о карьере в шоу-бизнесе. Серьезно.

Когда Кэтрин Баттенкилл заговорила снова, до Грейнджа оставалось полчаса:

– Я пришла к убеждению, что у всего происходящего есть свои причины, миссис Кроум. Совпадений, везения и удачи не существует. Все, что случается, призвано направлять нас. Например, Том. Если бы я тринадцать раз не занималась с Томом любовью, я бы никогда не узнала, каков Артур на самом деле. И Артур никогда не сжег бы дом, а вы бы не ехали сейчас со мной в Грейндж увидеться с мужем.

В кои-то веки Мэри Андреа не рассчитала свою реакцию.

– Тринадцать раз за две недели?

Подумав: они побили наш старый рекорд.

– Но это вместе с оральными связями. – Кэти попыталась смягчить удар. Она опустила стекло. В машину устремился прохладный воздух. – Не знаю, как вы, а я до смерти хочу чизбургер.

– А я до смерти хочу побеседовать с мистером Томом Кроумом.

– Уже недолго, – беспечно сказала Кэти. – Но нам все равно нужно сделать пару остановок. Одну на заправке.

– А вторую где?

– Кое-что особенное. Увидите.

Двадцать девять

Утром 6 декабря Клара Маркхэм приехала в свое агентство недвижимости, чтобы завершить сделку с покупателем владений, именуемых Симмонсовым лесом. Бернард Сквайрз, инвестиционный менеджер «Международного центрального союза бетонщиков, шпаклевщиков и облицовщиков Среднего Запада», уже ждал на стоянке. Когда Клара Маркхэм отперла дверь, появилась Джолейн Фортунс – джинсы, трикотажная рубашка, солнечные очки персикового оттенка и бейсболка. Ногти она покрасила в сверкающий оранжевый цвет.

Щеголеватый Сквайрз забеспокоился – он перекидывал портфель из кожи угря из одной руки в другую. Клара Маркхэм представила их и включила кофеварку.

– И как путешествие, Джо? Куда ездила? – спросила Клара.

– На природу.

– В такую-то погоду!

– Да ладно, солнц, зато мошкары не было. – Джолейн быстро сменила тему: – А как там мой приятель Кении? Как его диета?

– Мы сбросили два фунта! Я перевела его на сухой корм, как ты предлагала, – гордо сообщила Клара Маркхэм.

Она передала чашку кофе Бернарду Сквайрзу, тот сдержанно поблагодарил. – Кении – мой голубой перс, – объяснила агентша. – Джо работает в ветеринарной клинике.

– Надо же. А у моей сестры сиамец, – сказал Сквайрз исключительно из вежливости.

Джолейн Фортунс сдернула темные очки и с улыбкой обернулась к нему. Он едва скрывал раздражение. И вот это его соперник в покупке коммерческой собственности ценой в три миллиона долларов – чернокожая баба с оранжевыми ногтями, работающая в больнице для животных!

3

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор