Выбери любимый жанр
Оценить:

Любовь и прочие глупости


Оглавление


30

То, что произошло этим утром, сильно отразилось на самоуважении Мэтта. Не удивительно, что Констанс держалась теперь враждебно и не хотела его видеть.

8

— Останьтесь ненадолго, выпьем чаю, — настаивала миссис Лэтем, переводя встревоженный взгляд с замкнутого отрешенного лица дочери на напряженное лицо Мэтта.

Мэтт отрицательно покачал головой, поблагодарив ее. Он повернулся к Констанс, но та резко отступила.

То, что миссис Лэтем прочла в его глазах, заставило ее сердце сжаться от сочувствия к этому приятному молодому человеку, но дочь все же была ей ближе. Поэтому миссис Лэтем проводила гостя до порога и поблагодарила за заботу. Затем, нежно обняв Констанс, мать повела ее наверх.

— Я не хочу ни о чем разговаривать, — деревянным голосом сказала Констанс. — Мне лучше забыть о случившемся. Пусть все останется в прошлом.

Миссис Лэтем мудро промолчала, но вечером поделилась своей тревогой с мужем и старшей дочерью.

— Хейзл, попробуй уговорить Констанс сходить с тобой в магазин и купить какую-нибудь одежду. Мэтт сказал, что у нее осталось только то, что теперь на ней.

— Так это из-за Мэтта на ней лица нет?!

— Я все-таки думаю, дело не в нем, Хейзл, — отрицательно покачала головой миссис Лэтем. — Он был так добр к Констанс, так нежен с ней. А она почему-то не хочет и близко подпускать его к себе.

— Она пережила сильное потрясение, а после шока люди зачастую ведут себя странно, — авторитетно заметила Хейзл. — Доктор Моррис уже навестил Констанс?

— Нет. Она говорит, что врачи ей не нужны и что она просто хочет побыстрее обо всем забыть. Наверное, тебе стоит поговорить с ней.

— Пока еще рано. Давай дадим ей немного времени прийти в себя, ладно?


— Мне тот костюм очень понравился. И цвет яркий, для лета вполне подходит.

— Такой яркий, что может поднять мне настроение и придаст более бодрый вид, ты это имеешь в виду? — хмуро осведомилась Констанс.

Хейзл задумчиво и проницательно посмотрела сестре в глаза.

— Значит, ты и сама понимаешь, что тебе надо поднять настроение. Уже хорошо. Послушай, сестренка, я понимаю, тебе очень тяжело и твои чувства вполне естественны. Но, может, будет лучше, если ты все же поговоришь с кем-нибудь, чем держать все в себе?

Констанс покачала головой.

— Нет.

Этим утром сестры пошли покупать Констанс одежду. Вначале Констанс упиралась, ссылаясь на то, что не может позволить себе такие расходы до тех пор, пока не получит выплату по страховке. Вначале родные не протестовали, не мешая ей поступать, как нравится, но, когда нежелание обзавестись новым гардеробом стало походить на душевное расстройство, решили срочно принять меры.

А Констанс не хотела больше покупать одежду, тем более, красивую одежду. Мужчины, которые увидят меня в модных тряпках, рассуждала она, решат, что я таким образом хочу привлечь их внимание, и тем самым я предоставлю им возможность оценивать меня с сексуальной точки зрения.

Хейзл бездействовать не могла. Она прямо с утра пришла в дом родителей и объявила, что взяла выходной и что они с Констанс едут за покупками, не дав сестре возможности возразить.

— Послушай, что-нибудь купить все равно придется, — устало сказала Хейзл, когда они с пустыми руками вышли уже из пятого по счету магазина. — Ты ведь не можешь пойти на работу в этих джинсах.

Констанс отвернулась. Она вообще не хотела на работу. Если она приедет в офис, то неизбежно встретит Мэтта. К тому же он сам разрешил ей находиться в отпуске столько, сколько захочет.

А сколько она захочет? Констанс казалось, что она до конца своих дней не сможет забыть сказанного Кевином Райли. Иногда ей снились эти слова, только их произносил не Кевин, а Мэтт, и тогда Констанс просыпалась в холодном поту.

Констанс никому не могла рассказать об этих жутких снах. Никому.

Она конечно понимала, что родные беспокоятся за нее, и тоже переживала. Констанс понимала, что не сможет всю оставшуюся жизнь прятаться от Мэтта… и от реальности. Но тем не менее она еще не чувствовала себя достаточно окрепшей, чтобы встретиться с Мэттом и с реальностью лицом к лицу.

— Послушай, — твердо сказал Хейзл, — или выбери что-нибудь, или я сама все тебе куплю.

Констанс поняла, что сестра так и сделает, поэтому в следующем магазине приобрела костюм и пару простеньких блузок.

— Все серое? — недовольно скривилась Хейзл. — Господи, зачем тебе такие вещи? Такие скучные и… безликие.

Констанс промолчала, ибо именно по этой причине их и выбрала.

Хейзл остановилась перед одной из витрин, восхищенно разглядывая туфли на высоких каблуках.

— Господи, шпильки опять входят в моду?! На мне были примерно такие же туфли, когда я познакомилась с Полом. Да, конечно, вот такие туфли и юбка, наверное, чересчур короткая. Потом он сказал мне, то, увидев мои ноги, тут же пришел в возбуждение.

Хейзл рассмеялась, а Констанс — нет. Возбуждение… секс… Неужели это все, что нужно мужчинам от женщин?!

Хейзл продолжала рассматривать туфли, ее губы изогнулись в улыбке, словно она вспоминала что-то очень приятное.

— Кстати, ты уже разговаривала с Мэттом? — не глядя на сестру, спросила Хейзл. — Я знаю, что он несколько раз звонил… Кажется, он очень беспокоится за тебя.

Мэтт… беспокоится за меня? Констанс резко развернулась и быстро пошла прочь.

— Господи, да что с тобой?! — воскликнула Хейзл, нагоняя ее. Увидев на глазах сестры слезы, она участливо спросила: — Что с тобой, дорогая? Что случилось?

3
Loading...

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор