Выбери любимый жанр
Оценить:

Против правил


Оглавление


45

— Ричард, ну как ты не понимаешь? Допустим даже, ты не станешь и дальше двигаться вверх по служебной лестнице. Но ты и так достиг весьма завидного положения, вынужден постоянно находиться на глазах общественности. А я, как ты, наверное, успел заметить, не из тех девушек, которых принято брать с собой на светские рауты. Рано или поздно я умудрюсь нарушить протокол, и тогда между нами все будет кончено. Тебе это грозит горьким разочарованием, а мне разбитым сердцем. Прости, но это не для меня.

Она резко повернулась, но Ричард схватил ее за руку.

— Да говорю же, отныне работа в моей жизни не главное! Черт возьми, может человек пересмотреть свои приоритеты или нет? Теперь верхнюю позицию в моем списке занимаешь ты и только ты.

Флоренс на несколько мучительно долгих секунд прикрыла глаза. Ричард испугался даже, не собирается ли она заплакать, но вместо рыдания с губ молодой женщины сорвался горький смешок. Серые глаза вспыхнули злым огнем.

— Оно и видно! То-то ты изъясняешься терминами «пересмотреть приоритеты», «верхняя позиция в списке». Как будто мы на переговорах. А как насчет слияния капиталов? Прости, Ричард, все это только слова, к тому же слова из лексикона неисправимого бизнесмена. Ты не сможешь жить без своей работы, а такая женщина, как я, только все тебе испортит.

Ричард стоял точно пораженный громом. Говори Флоренс еще хоть два часа, она не могла бы высказаться яснее: спасибо, мистер Кембелл, но ваше сердце мне ни к чему, можете даже не предлагать.

И все же по зрелом размышлении молодой человек обнаружил в ее словах слабое, очень слабое основание надеяться на лучшее. Недаром же он столько лет учился «вытягивать» даже самые безнадежные на первый взгляд переговоры.

Итак, Флоренс считает, что он объяснился ей в любви только потому, что ему понравился секс с ней. Что карьера для него по-прежнему куда важнее ее.

Значит, надо представить ей наглядные доказательства обратного. Веские, убедительные доказательства. Возможно, не все еще потеряно.

13

Отложив ручку, Флоренс наскоро перелистала стопку нотной бумаги. Кажется, получилось! Ирландский цикл, в котором нашли свое место и законченное воплощение все музыкальные темы, использованные ею за год работы, готов. И торжество, и грусть, и буйная радость, и лиричные раздумья — все они сплелись воедино, не ведя спор меж собой, а подчеркивая и усиливая друг друга. Во всяком случае, Флоренс так надеялась.

Она была довольна собой. Наконец-то капризная муза снова обратила к ней светлый лик, позволила создать что-то более-менее оптимистичное. А то последние несколько дней, что прошли после ее разрыва с Ричардом, в голове звучали исключительно мрачные мотивы. Она уже начинала гадать, сможет ли снова писать легкую музыку.

И все-таки она, безусловно, переживает творческий подъем. Так, как сейчас, ей не писалось никогда в жизни. И никогда в жизни не пелось.

Не в первый раз за эти дни Флоренс задумалась: кто же пустил по свету поверье, будто нельзя по-настоящему творить, не потеряв девственности? В свете нынешней своей умудренности она приходила к выводу, что суеверие сильно преувеличивает значение простого физиологического акта. Куда правильнее было бы сказать иначе: нельзя по-настоящему творить, пока не переживешь несчастную любовь, которая так часто сопутствует первой физической близости.

После того злополучного разговора она практически не общалась с Ричардом. Они умудрились снять все необходимое в тот же день, обойдясь всего двумя дублями и двумя звуковыми записями. Он подвез ее вечером до дому, братски поцеловал в щеку на прощание — и все. Это произошло в среду. А сегодня была уже суббота.

Флоренс столько раз мысленно прокручивала памятный разговор у качелей, что порой начинала гадать, не поспешила ли с решением, не отвернулась ли бездумно от чудесной возможности. Но всякий раз приходила к одному и тому же выводу: нет, не поспешила. Мужчина, настолько зависящий от своей работы и, соответственно, от общественного мнения, просто не может позволить себе связать жизнь с такой женщиной, как она. Он первый же об этом и пожалеет, причем очень скоро.

Однако сознание собственной правоты отнюдь не радовало. Сидя сейчас в любимом кресле у окна гостиной, Флоренс мучительно раздумывала, под каким бы предлогом увильнуть от сегодняшнего приема у Нила Джонсона.

Она еще не готова была снова встретиться с Ричардом.

Раздумья прервал звонок в дверь. Кто бы это мог быть? Флоренс не ждала никаких гостей. Сердце в груди, на миг окрыленное безумной надеждой, пропустило удар, а потом забилось как птичка в клетке. Но молодая женщина заставила себя обуздать глупые мечты. Нет, это не Ричард. Это не может быть Ричард.

И точно. Когда Флоренс трясущимися от волнения руками открыла дверь, на пороге стояла Айрин.

— Флоренс, привет!

За эту неделю подругам ни разу не удалось встретиться. Но они довольно часто беседовали по телефону, поэтому Айрин знала, что Флоренс с Ричардом рассталась, но она не упоминала о сегодняшнем празднестве в поместье Джонсона.

— Какая ты элегантная! Идешь на свидание с Биллом? — поинтересовалась Флоренс, одобрительным взглядом окидывая длинное, почти до полу, лимонно-желтое платье гостьи и такие же перчатки до локтя.

Айрин возвела глаза к небу.

— Ну и вопросы! Я собираюсь на презентацию новой рекламы. А ты почему еще не одета?

По позвоночнику Флоренс пробежал холодок паники. Откуда Айрин узнала о приеме?

— Ты тоже приглашена?

Подруга утвердительно кивнула.

3
×
×

Вы читаете

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор