Выбери любимый жанр
Оценить:

Судьба на ладони


Оглавление


32

«А на тебя, Алан? — хотела спросить Карина. — На тебя я произвела впечатление? И что значил твой ласковый и теплый взгляд поверх бокала шампанского, когда мы чокались? И та почти что улыбка, что играла на твоих губах, когда ты смотрел на меня, словно у нас с тобой есть тайна, слишком личная и слишком важная, чтобы раскрывать ее посторонним?» Подавив в себе желание сказать все это, Карина как бы невзначай произнесла:

— Его жена была очень мила, но все время молчала.

Алан засмеялся.

— Его жена очень любит привлекать к себе внимание. Внимание своего мужа и всех присутствующих. Но сегодня ей это едва ли удалось — ты была в центре, вот она и печалилась. В машине месье Пелетье сделал тебе столько комплиментов, что дома, боюсь, его ждет серьезное вы яснение отношений с супругой. Почему ты никогда не говорила, что прекрасно осведом лена как во французском языке, так и в вопросах международной политики? — поинтересовался он.

— А почему ты ни разу не спросил меня об этом, вместо того чтобы быть заведомо убежденным в моем дремучем невежестве?

— Я этого не говорил, Карина.

— Может, и не говорил, но я читаю в твоих глазах все твои мысли.

— Правда? — пробормотал Алан. — В таком случае, это не должно быть для тебя сюрпризом.

И теперь, когда она меньше всего ожидала этого, вдруг приблизился к ней и поцеловал, завладев ее губами в жаркой беззастенчивой любовной игре. Карине показалось, что все ее пять чувств сорвались с места и медленно потекли по озеру, залитому светом луны и звезд.

— Я мечтал об этом с той ночи, — прошептал Алан, прижимая ее к себе так плотно, что она чувствовала напряжение и силу всего его тела и каждой мышцы в отдельности.

Он целовал ее губы, шею, обнаженные плечи, руки. Как он мог всего несколькими прикосновениями своих влажных, горячих губ перенести ее в область столь сказочных, ослепительных ощущений? Карина не знала этого и молча отдалась на волю чувств.

Алан мягко, ненавязчиво провел рукой там, где толстое, пушистое полотенце уже едва прикрывало ее грудь, и Карина послушно разжала пальцы. Ткань скользнула по телу и мешковато упала на песок.

— С того момента, когда ты вошла в гостиную, и в течение всего этого нескончаемого обеда, и потом, когда я провожал консула с его дурочкой до дому, я думал только о той минуте, когда мы останемся наедине. Как я ос вобожу твое прекрасное тело от всех платьев, юбок и свитеров, как сорву с тебя все это… — своим низким, волнующим голосом говорил ей Алан. Одной рукой он играл с ее полосами, другой мягко поглаживал грудь.

Неподконтрольный, неизведанный до сих пор взрыв наслаждения едва не лишил Карину дара речи.

— Я не знала… — прошептала она, — не знала, что ты испытываешь нечто подобное. Ты всегда производишь впечатление хозяина ситуации, ты уверен в себе на все сто процентов и держишь свои чувства в узде.

Он сорвал с себя рубашку, обнажив сильный, переливающийся мышцами торс, и поднес ее руку к своей груди. Карина вздрогнула, ощутив бешеный стук сердца, готового, казалось, выпрыгнуть наружу от волнения и счастья.

— Это похоже на хладнокровного хозяина ситуации?

Карина молча замотала головой и начала медленно гладить ладонью его плечи, грудь, живот, опускаясь ниже и ниже. Дойдя до ремня, ловко расстегнула его. Брюки упали, и Алан, шагнув в сторону, оставил их на песке.

Теперь, когда между ними была лишь ничтожная полоска ткани, Карине показалось, что она умрет от желания. Ее движения стали лихорадочно быстрыми, дыхание участилось. Алан поднял ее на руках и положил на еще теплый песок. Она мечтала о том мгновении, когда они наконец соединятся воедино, но Алан прошептал:

— Всему свое время, Карина.

Она заводилась все больше и больше. Уже не было ни песка, ни шороха волн, остался только Алан, который склонился над ней и целовал ее нежную шею, ее трепещущую от поцелуев грудь. Он властно проводил руками по ее напряженной спине, умопомрачительным бедрам и прелестным ногам, доводя до исступления и заставляя забыть все на свете. Каждое прикосновение его рук оставляло, на ее теле жгучий след, и, уже вся горя, она могла только молить его:

— Алан, пожалуйста…

Но сладостная пытка продолжалась. Однако теперь, по-видимому, Алан тоже начал терять себя в сумраке ночи, в красоте тела Карины, в ее прерывистом дыхании и призывном голосе. Он застонал, опустился на нее и вошел в нее мягко, но уверенно, и они забылись в сладком ритме.

Карина содрогалась и, нащупав плечи и грудь Алана, обняла его, боясь провалиться в бездну. Она не помнила, как все закончилось, ощущала лишь, что в ушах еще перекатываются отголоски их стонов и что он теперь лежит, обессиленный, рядом с ней и нежно перебирает пряди ее волос.

— Это… это было фантастическое ощущение…

Он поцеловал ее в лоб и в губы.

— Я мечтал бы провести с тобой всю ночь, Карина. Но… ты понимаешь…

— Завтра утром Джейми должен увидеть, что ты тут, за стеной, что все по-прежнему.

— Да. Я провожу тебя.

12

Карина проснулась на рассвете, со счастливой детской улыбкой на губах, и мир улыбался ей в ответ. Она слушала птичий гомон и представляла, как спит Алан, сбросив одеяло, мощно вдыхая воздух, как спит Джейми, беспокойно, сжавшись в маленький беззащитный комочек.

Безлюдную тишину утра неожиданно нарушил рокот мотора. Карина вскочила с кровати и подбежала к окну. Метрах в двухстах от нее, поверх зеленых зарослей кустов, Алан в темном костюме и белой рубашке запустил мотор самолета, осмотрел заработавшие винты, заглянул под левое крыло. В поле зрения Карины показался Джейми. Он петянул отца за рукав, тот взял его под мышки и подсадил в самолет. Карина смотрела, не веря своим сонным глазам. Алан улетает не попрощавшись?

3
Loading...

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор