Выбери любимый жанр
Оценить:

Цветы на его похороны


Оглавление


89

— Ну да, конечно. Да, вскрытие немного беспокоило нас. Но Мартин сказал, что полиция будет искать убийцу в Лондоне. Если мы затаимся и будем молчать, никто не заподозрит ни меня, ни Мартина, ни вообще обитателей Линстона. Конечно, Мартин не смел уехать сразу, потому что внезапный отъезд мог возбудить подозрения. Я решила: как только я объявлю, что продаю дом, Мартин сразу примется подыскивать себе другую работу. Мы не думали, что полицейские приедут в Линстон, но, когда они все же приехали, пришлось действовать по обстоятельствам.

— А почему он пытался убить Мередит каменным ананасом?

— Я ему этого не приказывала! — вспыхнула Рейчел. — Я не стала бы причинять вред Мередит! Мартин немного перестарался… начал действовать на свой страх и риск. Проявлять инициативу!

— Ну да… Джиллиан Харди и Невила Джеймса он тоже убил по собственной инициативе! Вы с Алексом поступили глупо, скажем прямо. Очень, очень глупо! Во-первых, вы наняли киллера по рекомендации такой сомнительной особы, как Мириам Трофтон! Вы вовлекли в свои аферы молодого человека, который убирает неугодных ему людей с такой же легкостью, как выпалывает сорняки на грядках или срезает разросшиеся ветви! И вы действительно считали, что на него можно положиться? Что вам удастся сдержать наемного убийцу? Человека без совести, неспособного рассуждать здраво, который настроен только на собственную волну?

— Мириам обещала, что он…

— Опять Мириам! Неужели вы с Алексом не понимали: даже если ваша афера и выгорит, вам придется платить Мириам до конца ваших дней?

Бывшая жена не успела ответить. Вдали хлопнула дверца машины и послышались голоса. Рейчел кротко улыбнулась:

— Ну вот, опять явился противный Хокинс. Приехал арестовать меня! Алан, не поминай меня лихом. Я люблю Алекса, а он любит меня. Мы всего лишь хотели быть вместе и жить в безопасности. Что тут такого плохого?

Настоящие голубки, желчно подумал Маркби. Главное, все окружающие в один голос называли их преданными, любящими супругами. Оказывается, все так и есть!

Когда в дверях показался Хокинс, Рейчел добавила тоном, в котором впервые за весь разговор прозвучали нотки сожаления:

— Пожалуйста, передай Мередит: мне очень жаль, что ей пришлось столько перенести. Я рада, что встретила ее через много лет!

Глава 24

— Что значит «уехала»? — изумился Хокинс. — Куда уехала?

— Уехала из Линстона, — пояснил мистер Трофтон. — Моя жена уехала… Где она — понятия не имею. Я никогда не знал, куда она уезжает. Видите ли, она со мной не разговаривает.

Толстяк переводил взгляд с одного собеседника на другого, и на его круглом лице медленно расплывалась блаженная улыбка.

Хокинс, Селвэй, Маркби и Трофтон стояли в вестибюле отеля «Линстон-Хаус». Маркби позволили участвовать в разговоре отчасти потому, что он жил в отеле, а частично потому, что даже Хокинс, хоть и молчаливо, признал за Маркби право на существование. Наконец-то лондонский суперинтендент признал в нем сотрудника полиции соответствующего ранга, который так же, как и он, заинтересован в поимке преступников.

Он огляделся по сторонам. Какая тоска — сплошные охотничьи трофеи и гравюры, на которых тоже изображены сцены охоты… На него смотрели безжизненные стеклянные глаза. И повсюду — смерть: чучела в застекленных витринках, гравюры, на которых охотники, затаившиеся в камышах, бьют уток влет и охотятся на оленей и лис, позабыв все на свете. И повсюду льются реки крови — даже на единственной «неохотничьей» картинке, где изображается боксерский поединок без перчаток. Впрочем, кровопролитие — суровая правда жизни. Жизнь и смерть идут рука об руку, они неразрывно связаны друг с другом. Нет смерти без жизни, а жизни — без смерти. Маркби вздохнул. В последнее время стало модно притворяться, будто смерть не подстерегает человека за каждым углом. Мы выдумываем массу способов прикрыть неприятную истину. Все занимаются самообманом — кроме, пожалуй, сотрудников полиции. Для них кровь, раны, смерть привычны, полицейские сталкиваются с ними каждый день…

Старший инспектор Селвэй смерил толстяка яростным взглядом:

— Послушайте, Трофтон, но ведь должны вы хотя бы догадываться, где ваша супруга! Есть у нее друзья, родственники?

— Ее друзей я не знаю, — с тем же безмятежным видом сообщил Трофтон. — Она никогда не знакомила меня с ними. А родных у нее нет. — Как бы извиняясь, он развел руками. — Мне очень жаль! Может быть, я еще чем-то могу быть вам полезен, господа?

— Еще бы! — не выдержал Хокинс. — Послушайте, мы ведь не требуем подать блюдо, которого нет в вашем меню! Ваша жена разыскивается в связи с тяжким преступлением!

— Понимаю. К сожалению, здесь я ничем не могу вам помочь, — ответил Трофтон, нисколько не теряя присутствия духа. — Во всем остальном я с удовольствием сделаю все, что от меня зависит…

Трое полицейских, не сговариваясь, отошли в дальний угол зала посовещаться.

— Какой он невозмутимый! — понизив голос, заметил Хокинс. — Когда человека бросает жена, логично ждать, что он хоть чуть-чуть огорчится. А этот Трофтон… Либо он дурак, либо что-то скрывает. По-моему, он не в себе… Но явно не из-за нас.

— Мне говорили, что она и раньше часто уезжала, — также тихо ответил Маркби. — Она женщина взбалмошная и, похоже, приезжала и уезжала когда ей заблагорассудится. Пока Мириам Трофтон здесь, все идет наперекосяк, зато, когда она уезжает, все испытывают облегчение. Спросите хоть миссис Тиррел. По-моему, ее муженек считает, что жена снова уехала, не попрощавшись, и когда-нибудь вернется.

3

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор