Выбери любимый жанр
Оценить:

Большая пайка (Часть третья)


Оглавление


9

Беседа продолжалась уже в кабинете, куда Виктор с огромным трудом уволакивал девицу от начинавшей собираться толпы любопытных.

– Что вы хотите?

– Я уже сказала. Заберите у меня эту кровавую машину. Заберите!

– Погодите минутку. Как это – заберите?

– Вот так! Заберите А мне взамен выдайте любую другую,

– Стоп. – До Виктора начинало доходить, – А почему ваша машина в таком состоянии?

– А в каком же еще состоянии она может быть? Когда меня выпустили из милиции, я была совершенно разбита. Я три ночи провела в наручниках, у меня ни руки, ни ноги не слушались. Я не справилась с управлением. Но это неважно! Заберите у меня эту кровавую машину!

И у девицы начиналась истерика.

– Так, – беспомощно говорил Виктор – Я все понял. Это вам не ко мне. Пройдите в соседнюю комнату, к юристам. Все напишите. Про крестьянина. Про наручники. Про машину. Все будет очень хорошо. Вам помогут.

Девица пропадала в лабиринтах фирмы, время от времени появлялась снова и наконец исчезала насовсем, но в анналах инфокаровской истории оставалась легенда о невинно убиенном дехканине.

– Стефан Львович? – вопрошал по телефону голос с непонятным акцентом. – Здравствуйте. Говорит шеф-директор московской штаб-квартиры Ассоциации "Двадцать пятый век", моя фамилия – Кротон. У меня деловое предложение. Девяносто девятые модели. Все цвета. Любая комплектация. Партия от двухсот штук. Со склада в Москве. Берете?

– Беру! – радостно орал в трубку Светлянский, оценивая перспективу создания дефицитного резерва в обход Ларри. – Какая цена?

– Договоримся. Приезжайте в Измайлово на остров. Вас будут ждать.

На острове Светлянский мгновенно понимал, что ему пытаются запарить машины с инфокаровской же стоянки.

– Видишь? – вопрошал его предводитель группы бритоголовых, прибывшей на двух БМВ, и обводил рукой грандиозную панораму автомобилей, выстроившихся за забором из колючей проволоки. – Это все наше. Сколько берешь?

– Все беру, – отвечал Светлянский, интересуясь дальнейшим развитием событий. – Почем?

Называлась цена, долларов на триста превышающая инфокаровскую. Светлянский мрачнел и крутил головой.

– Смотри сюда. – Главарь бритоголовых брал Светлянского за пуговицу. – Сто баксов с машины дам тебе в откат наликом. Уловил? Сделаешь предоплату – еще сто баксов. Здесь пятьсот машин стоит. Сто штук твоих. Уловил? Сделаешь предоплату, конкретно?

Предоплата неизвестным бандитам за собственные автомобили, безусловно, объясняла стотысячный откат.

– А машины можно посмотреть? – интересовался Светлянский.

– Смотри. Тебе чего, плохо видно отсюда?

– Да нет. Внутрь зайти можно? Походить, посмотреть состояние?

– Ты чего, мужик? Не видишь, что ли, новина какая? Прямо с завода.

– А все-таки?

– Тогда давай завтра в это же время. Сегодня стоянка закрыта.

– Так попросим, чтобы открыли, – не сдавался Светлянский. – Ваша же стоянка. Пошли.

И он подходил к тянущейся в струнку охране.

– Все в порядке, Стефан Львович, – докладывал начальник смены. – Никаких происшествий, А господа с вами?

Обернувшись, Светлянский еще успевал разглядеть исчезающие за поворотом габаритные огни БМВ...

Первый наезд

Не все бандиты были столь просты, случались и конфликты. Если Институт, находясь в Москве, еще как-то держался на плаву, сдавая в аренду коммерсантам половину лабораторных помещений, то подмосковный филиал давно уже лежал на боку. Платон, пролетая как-то по Институту, мгновенно подсуетился и предложил ВП избавить его от непосильного и ненужного по нынешним временам бремени. В результате "Инфокару" достался трехэтажный корпус на территории в пять гектаров, окруженной глухим бетонным забором. Стратегическое значение этого объекта для автомобильного бизнеса даже не поддавалось оценке: железная дорога находилась в трех километрах, и вагоны с машинами можно было разгружать тут же, не завозя их в Москву. Было решено создать здесь гигантский накопитель для автомобилей, из которого они будут уходить в розничную продажу на московские и немосковские стоянки. Заведовать накопителем поставили Леню Донских.

Местная шпана, в мирные советские годы промышлявшая грабежами дачных участков и устрашающими пьяными набегами на населенные пункты с единственной целью – набить кому-нибудь морду и показать себя, – с началом борьбы за построение капитализма изменила свои стратегические установки. В лучших традициях юных тимуровцев бравые ребята появлялись на садовых участках ближе к завершению летнего сезона, находили председателя правления и предлагали ему свои услуги по охране территории.

– В месяц двадцатка с участка, – говорил предводитель, поигрывая пачкой "Мальборо" и с покровительственной ухмылкой поглядывая на корешей, картинно восседающих за забором на своих мопедах. – И никто чужой к вам не сунется.

Далеко не каждый председатель соглашался сразу. Первый, к которому они пришли, вообще попер их, пригрозив охотничьим ружьем. На следующую ночь у него пропала собака, а еще через день таинственным образом исчез и так и не был обнаружен окружавший участок забор из штакетника. Проснувшись поутру в чистом поле, председатель резко поумнел и пошел на переговоры.

– Теперь будет тридцатка в месяц, – сообщил предводитель. – Я всех своих уже распределил. Надо будет новых нанимать. А это большой расход. Понял?

Регулярно поступающая от садоводов дань создавала для "Тимуровцев" необходимый ресурс для безбедного и приятного существования Но не более того. А хотелось больше. Поэтому возникновение в ближайшем соседстве любой коммерческой точки, нацеленной на добывание денег, воспринималось как праздник.

3

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор