Выбери любимый жанр
Оценить:

Клуб «Везувий»


Оглавление


19

– Эй! Вы что делаете?

– Его номер, – прошипел я. – Номер кэба. Вы его видите?

Но в тусклом желтом свете я не смог ничего разглядеть, и вскоре кэб исчез во мгле.

Я несколько секунд стоял на месте, водя фонарем по дуге и рассматривая нанесенный урон. Мой кэб практически развалился надвое. Лошадь стояла неподалеку и безмятежно щипала траву у подножия одной из тех надломленных колонн, которые повествуют о жизни, оборвавшейся в расцвете лет. К счастью, жизнь эта была не моей.

– Слышь! – закричал мой бородатый спаситель. – Ты ж стрелял, гром тебя разрази. О чем ты думал, черт побери. Это ж место упокоения.

Кладбищенские сторожа отвели меня в маленький домик, где тот из них, кто был добрее – его звали Льюки, – угостил меня рюмкой рома, а его товарищ по имени Боб – яростными взглядами. Я убедил этих добропорядочных бюргеров, что возмещу им все убытки. Утром нужно будет отправить Домработникам записку, чтобы они позаботились о том, чтобы замолчать это дело, и, что не менее важно, позаботились о теле преданной Далилы, которая, скорее всего, по-прежнему лежит на какой-нибудь ужасной пригородной дороге с пулей между лопаток. Я уже поднял себя, грязного, потрепанного и изможденного, на ноги и пошел к выходу из домика, когда мое внимание привлекла записка, приколотая к стене.

– Что это? – спросил я.

– Список погребений, – ответил Льюки.

– Так и есть, клянусь Георгом. А это название, четвертое снизу?…

– Мавзолей Вердигри, сэр.

– Какое совпадение, – задумчиво пробормотал я. – Э… у моего знакомого точно такое имя. Интересно, может, это их фамильный склеп. Не будет ли… не будет ли это ужасным нарушением правил, если я попрошу вас показать мне этот мавзолей.

Бородатый сторож едва ли не прожег меня взглядом и прочистил горло от отвратительной мокроты, которая приземлилась на горящие угли шипящей зеленой массой.

– Мавзолей Вердигри? Еще б не нарушение! После того, что ты тут сегодня устроил, радуйся, что мы не вызвали полицию.

Льюки положил руку на плечо Бобу.

– Спокойно, Боб. Не кипятись. Ты ж все равно говорил, что с этими похоронами что-то было не так.

Я натянул на лицо мрачность.

– Джентльмены, я пытаюсь разобраться в некоторых странностях, связанных с этими похоронами. Скорее всего, вы оказали неоценимую услугу Короне. Мне нужно, чтобы вы показали мне этот мавзолей. Немедленно!

С большой неохотой Боб все же уступил, и несколько минут спустя мы втроем снова вышли в объятья влажной ночи.

Наши ботинки скрипели по гравию дорожек; фонарь, который нес Боб, сверлил маслянистую темноту воронкой желтого света.

Я устал как собака, но спешил вперед, хотя совершенно не знал, что я там найду и найду ли хоть что-нибудь.

Фамильный склеп Вердигри, размером с небольшой коттедж, был выполнен в знакомом до боли угрюмом стиле – коринфские колонны и свод над ними. В центре находились две массивные бронзовые двери, между ручками висел огромный, хорошо смазанный замок, напоминающий цепочку для карманных часов на жилете профессионального борца.

– Вот, – гавкнул Боб, носитель фонаря. – Теперь мы можем вернуться к своим делам?

Я подошел к мавзолею и вытянул шею, чтобы разглядеть фамилию, выбитую черным на белом мраморе. И принял барский тон, который так легко мне дается:

– Человек, быстро, ключ!

– Подожди-ка минутку…

– Дай ему ключ, Боб, – взвыл Льюки.

Ругаясь, толстяк начал возиться с огромной связкой ключей, висевшей у него на поясе.

– Быстрее! – закричал я.

Наконец он выбрал длинный и тонкий ключ и, кряхтя от натуги, подвинул брюхо вперед, чтобы вставить ключ в замок. Едва запоры щелкнули, я дернул за цепь и бросил ее на землю.

– Фонарь, Боб! – прошипел я. – Давай сюда!

Сказав это, я выхватил у него фонарь и, рывком открыв двери, ворвался в мавзолей.

Воздух внутри был удушливо затхлым. Мрачный черный прямоугольник нового гроба нахально стоял на своей полке, контрастируя с окружавшими его пыльно-серыми ящиками.

– Помогите мне, – скомандовал я, хватаясь за головной конец гроба.

– Ты чего? – завопил Боб, входя в здание.

– Нет времени объяснять, – пронзительно вскричал я. – Поставьте гроб на пол и снимите крышку.

– Делай, как он говорит, – сказал Льюки. – Он чего-то знает.

Мы вместе с Льюки спустили гроб на пыльный пол, и я начал искать то, чем открыть крышку.

– Боже мой, если семья об этом узнает… – пробормотал Боб.

– Не думай об этом, – рявкнул я. – Держи фонарь повыше.

Я повернулся, потом остановился, увидев с полдюжины деревянных стульев, сложенных в углу, – видимо, их использовали на похоронах. Без тени сомнений я схватил верхний и начал им сбивать с гроба крышку. После десяти или двенадцати ударов она с громким хрустом треснула пополам.

– Снимайте! – закричал я. – Откройте гроб!

Льюки сделал шаг вперед и, схватившись за крышку, оттащил ее в сторону. Боб тоже шагнул из тени – и тусклый желтый свет явил нашим взорам ужасное зрелище.

– Храни господь мою душу! – прошептал Льюки. Ибо в гробу лежало тряпичное чучело, набитое соломой: глаза и нос едва намечены стежками, как у пугала на огороде.

– Ха! – довольно воскликнул я. – Именно это я и ожидал увидеть!

Это, конечно, было наглое вранье, но что уж теперь.

VIII. Человек в очках цвета индиго

Я знаю, о чем вы думаете. Похитители тел! Трупокрады вновь принялись за дело в старом добром Лондоне! Неужели профессора (и его давнего коллегу – а поиск в склепе Саша на следующий день привел к таким же результатам) похитили пропахшие виски косоглазые анатомы, чтобы разделывать напоказ в больнице Уайтчепела. Да вроде нет. Скорее всего – нет. По крайней мере, мне так не кажется. В конце концов, на дворе двадцатый век.

3

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор