Выбери любимый жанр
Оценить:

Деловое предложение


Оглавление


45

— Замолчи! — не выдержала Агнес. — В конце концов, разве не ты предложил заключить этот брак?

— А ты на него согласилась, потому что это означало решение если не всех, то очень многих твоих проблем, — напомнил Гордон, залпом осушив бокал.

Он кивнул на бутылку с шампанским, предлагая ей присоединиться, но она отрицательно покачала головой.

— Нет? Правильно! От пьяного мужа легче отделаться, если сама при этом не выпила ни грамма… Ну, с Богом! — Он снова наполнил бокал, поднес к губам, но тут же швырнул его на пол, разбив вдребезги. — Ты — первая, с кем мне пришлось напиться, чтобы лечь в постель… Снимай рубашку!

Взглянув на ее испуганное лицо, он невесело рассмеялся.

— Что ж ты не торопишься? Мне казалось, ты хочешь как можно скорее покончить с этой неприятной процедурой. А ведь я покупал эти шелка и кружева в надежде медленно раздевать тебя, наслаждаясь твоим телом, открывающимся взору!

Он пьян! — сообразила Агнес. Только так можно было объяснить его высокопарность. Впрочем, он тоже устал, в течение дня почти не ел, и неудивительно, что захмелел от нескольких бокалов шампанского.

Куда больше ее удивило, что Гордону пришлось напиться, чтобы решиться прикоснуться к ней. Она читала о подобных вещах в книгах, но ей не верилось, что такое может произойти в жизни, — в особенности с таким человеком, как он.

Неожиданно лицо его смягчилось, глаза заблестели. Протянув руку, он провел пальцем по шелковой бретельке рубашки. Хотя он даже не коснулся тела, грудь у нее сладко заныла, а соски затвердели и приподнялись. Пытаясь держать в себя в руках, она чуть отступила назад, но Гордон опередил ее, оказавшись совсем близко.

— Я знал, что ты будешь выглядеть именно так! — хрипло сказал он, медленно спуская бретельки с плеч и открывая груди Агнес взорам и — поцелуям. — Именно так, Агнес!

Золотистые глаза его горели страстью, и, когда в следующее мгновение он поцеловал ее, она изогнулась в сладостной судороге и только успела отметить, что от его благих намерений и твердых обещаний не поддаваться соблазнам тела не осталось и следа…

Холодный свет утра принес с собой мучительное отрезвление. Агнес разом вспомнила все, о чем должна была подумать, прежде чем отдаваться Гордону.

Ее мужу пришлось выпить изрядную порцию шампанского, чтобы решиться приблизиться к ней. Чем это можно было объяснить, если не отвращением к ней?

Гордон, по-видимому, тоже чувствовал себя не в своей тарелке. Он хмурился, безупречно вежливо отвечал на ее любезные вопросы и просьбы, и оба они держались, как незнакомые люди, вынужденные терпеливо сносить общество друг друга.

После ланча Гордон объявил, что ему нужно поработать, и Агнес, чутко уловив намек, отправилась осматривать парк. Было холодно, дул пронизывающий ветер, и, как ни тянула она время, вскоре ей пришлось вернуться в замок.

Гордон резким тоном разговаривал с кем-то по телефону. Когда он швырнул трубку на рычаг и объявил, что вынужден срочно вылететь в Токио, Агнес совершенно не удивилась и не стала возражать.

10

— Ты, случаем, не забеременела?

Агнес быстро посмотрела на Сьюзен, и у нее засосало под ложечкой от предательского страха. Они с Гордоном были женаты уже больше месяца, но, вопреки подозрениям сестры, она не носила под сердцем ребенка. Более того, вероятность того, что это может произойти, была невелика, — после возвращения из Франции муж ни разу не прикоснулся к ней.

Он почти не бывал дома, большую часть времени проводя в Лондоне или Токио. Гордон сильно осунулся, и Агнес не сомневалась, что он горько раскаивался в своем необдуманном решении взять ее в жены.

— Пока что нет, — с притворной небрежностью ответила она сестре.

— А где Гордон? Я надеялась застать его в Спрингхолле.

— Он в Токио.

— Как, опять? Ты не боишься, что у него там кто-то есть? — цинично спросила Сьюзен и, заметив, как побледнела Агнес, высокомерно сказала: — Не думала же ты, что он будет свято блюсти долг верности по отношению к жене…

Она явно хотела добавить «особенно такой, как ты», но не решилась и, зевнув, добавила:

— Впрочем, я надеюсь выяснить это до того, как уеду отсюда. Возможно он догадается сделать мне подарок — как-никак, на носу Рождество. Если честно, Агнес, я давно мечтаю о соболином манто… Кстати, ты не в курсе, где он собирается провести Рождество: здесь или в Токио? — многозначительно поинтересовалась она.

Кое-как выпроводив сестру, Агнес испытала одновременно облегчение и чувство вины. Ей было совестно, но не перед сестрой, которая вела себя, как злобная фурия, а перед Гордоном. Она не могла понять, когда ей лучше: с ним или без него. Бывая дома, он держался от нее на расстоянии, и, хотя они по-прежнему делили одну постель, за все это время он ни разу не сделал попытки прикоснуться к ней. Но стоило ему уехать, как Агнес начинала тосковать и молить небо о скорейшем его возвращении, продолжая надеяться…

Но чудо не свершалось.

Агнес сидела в гостиной и подписывала поздравительные открытки к Рождеству, когда за окном послышался шум подъезжающего автомобиля.

— Гордон! — вскрикнула она и бросилась к дверям.

Но, выбежав на порог, она столкнулась с Лорой — как всегда, безукоризненно одетой, элегантной и величественной.

— Можете радоваться, леди Агнес, — презрительно сказала она. — Вы всегда мечтали избавиться от Гордона. Что ж, ваш час пробил!

— О чем вы? — изумленно спросила Агнес, на мгновение забыв даже о своей неприязни к секретарше Гордона.

3

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор