Выбери любимый жанр
Оценить:

Пальмы, солнце, алый снег


Оглавление


87

Теперь про госпожу Шмелеву.

Во-первых, она родом совсем из других краев. А главное, в 1976 году ей было всего два года!!! И находиться на излечении в психиатрической больнице для взрослых она никак не могла!

Я, конечно, тоже хороша. Могла бы подумать, прежде чем на полном серьезе принять твою версию!


Теперь опять про Гвоздицина.

Никаких особых скандалов в его биографии не было. Идей не воровал, диссертаций не списывал, друзей не предавал.

Женат действительно был – но очень недолго. В 1976 году сочетался законным браком с жительницей Николоямска Натальей Никоновой, а в 1978-м – уже развелся. Никакого судебного процесса или раздела имущества не было – просто подали заявление о разводе и разошлись. Так что очень я сомневаюсь, что госпожа Никонова-Гвоздицина и есть та самая кровавая мститель-убийца…

И вообще у меня и без твоих, мягко скажем, бредовых расследований полно работы.

С пожеланиями заняться наконец закупкой ползунков – Н.Н.


Вот так. Значит, вчерашняя тяжелейшая поездка в Москву прошла зря. И версии мои, как пишет Наташка, оказались бредовыми, и компаньонки у меня больше нет…

Я грустно покинула интернет-кафе.

Шла по направлению к корпусу и думала. Наташка, безусловно, права: нужно мне ставить на этом деле крест. Вернуться в номер. Сначала – наконец выспаться. А потом действительно взяться за список: что там в скором времени понадобится моему Пузожителю? Одних пеленок, говорят, нужно штук двадцать купить и все их выстирать и перегладить…

Понуро – именно так, как и положено выглядеть добропорядочным дамам в положении, – я доплелась до корпуса. Вошла с мороза в тепло и вдруг почувствовала, как я на самом деле устала! И от вчерашней поездки в «Молодежные вести», и от бессонной ночи, и от беременности в целом. До чего же надоел этот неповоротливый живот, и непослушные ноги, и противная вертикальная полоска, месяца с пятого украсившая пузо! А главное: эта вечная усталость… Как ужасно, что я в свои двадцать пять мечтаю о постели, будто старая бабка! Иду – и шаги считаю! Только бы поскорее доползти, и рухнуть, и откинуться на подушки! Да еще и лифта в корпусе, как назло, нет, нужно пешком тащиться!

Еле ковыляя, я взобралась на свой третий этаж. Теперь остаются два поворота по коридорам – и вот он, ставший почти родным, триста седьмой номер с большой и удобной кроватью (интересно, использую я когда-нибудь в своей жизни кровать по назначению , а не только для сна?!).

Но по пути мое внимание привлекло что-то странное . Негармоничное. Диссонирующее с общим отельным порядком. Но я так устала, что никак не могла сообразить, в чем же эта странность заключается… На полу в коридоре грязь? Нет. Разбит плафон? Нет. Ага, вот оно. Дверь в триста пятый номер приоткрыта, а тележка с причиндалами горничной рядом не стоит, хотя я давно заметила: это правило в «Тропиках» соблюдается строго – если горничная в номере, то дверь обязательно приоткрыта, и тележка – однозначно в коридоре.

Значит, горничной в триста пятом нет и уборка там сейчас не проходит… Но почему распахнута дверь? Жилец уже вышел, потом что-то забыл, вернулся, а дверь захлопывать не стал? Однако позвольте! Триста пятый, триста пятый! Это же номер Ярославы! Тот самый, куда она переехала после того, как в триста втором убили Антона. И Ярослава, по идее, должна сейчас крепко спать! С запертой дверью!

Усталость и сон сняло как рукой. Я стряхнула с себя старушечье настроение, подобралась, стройной тигрицей ринулась к триста пятому… Уже когда взялась за ручку двери, мелькнула мысль: «Может, разумнее в службу безопасности позвонить? С этим тренингом и всеми его участниками дело нечисто. Мало ли что… Пусть сами разбираются, в чем дело!»

Но, конечно, победило любопытство и нетерпение. Я фурией ворвалась в Ярославин номер.

И тут же почувствовала, как по спине разливается неприятный, всеобъемлющий холод… как железная рука стискивает живот, сжимает Пузожителя, отдается резкой болью в пояснице…

Кажется, я закричала – или просто, как рыба, открыла рот в немом крике?

Потому что Ярослава, распростершись, лежала на кровати. И вся ее грудь была в крови.

Глава 15

Алена, молодой специалист, 221-й день

Коснуться ее холодной руки? Взглянуть в невидящие глаза?

Ярослава, милая, прости, но я не могу к тебе подойти! Не могу, не могу, я боюсь!

Я стояла на ватных, совершенно непослушных ногах и понимала, что не в состоянии шелохнуться. Какой-то ступор напал – и на меня, и на Пузожителя. Он тоже не шевелился, и из-за этого было страшно вдвойне.

Умом понимала: я должна подойти к Ярославе. Проверить пульс – вдруг она еще жива? Или хотя бы позвонить. Врачу. В службу охраны или в милицию. Или даже не звонить, а просто выйти из номера и дойти до рецепции. В общем, нужно было что-то делать, делать, а я так и стояла на пороге ее комнаты. И в голове вертелось: «А ведь ее сын даже не узнает, что его настоящая мама сегодня умерла…»

Перед глазами все качалось, плыло, спина болела все сильней и сильней, ноги подгибались… И когда меня подхватили сильные мужские руки, я совсем этому не удивилась: наверное, я начала падать в обморок. А проходящий мимо мужчина меня вовремя подхватил. Хотя подождите – откуда здесь взялся мужчина? Я ведь по-прежнему, как соляной столб, стою на входе в комнату Ярославы… Мужчина прибежал на мой крик? Но я, кажется, не кричала. Но все равно, как хорошо, что он оказался рядом!

3

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор