Выбери любимый жанр
Оценить:

Служба Радости


Оглавление


66

Но долго пялиться на него нельзя, поэтому Биатриче сказал:

— Что привело тебя ко мне? Есть дело?

— Даже не знаю, как сказать… — казалось, Мастер растерян, но это, конечно же, не так. Он пришел зачем-то.

— Говори, как есть, — улыбнулся Биатриче. — Разве старые друзья не могут говорить друг другу все, что угодно.

Мастер тут же просквозил Магистра Знанием. Ничего. То есть наоборот, такое нагромождение мыслей и образов, что ничего не разберешь. А это значит, старый лис думает о нем гадости.

— Помнишь, ты рассказывал мне о проклятье? — сказал Мастер.

— О том, что я сам на себя наложил? Да. А что?

— Да просто я тут собирался в триста тринадцатую и подумал, может, решу твою проблему…

— Да была бы это проблема, — отмахнулся Биатриче. — Подумаешь, роняю я каждую вторую чашку или поскальзываюсь в ванне. Я же еще бесчувственней твоих фирменных трупов! Кстати, я послал двоих разобраться с этим проклятьем.

— Правда? Из (вырезано цензурой, причем странно вырезано — сам сказал, сам вырезал).

— Нет, из Службы Радости.

— Так это вроде не их профиль, — Мастер приподнял брови, вроде удивился, но Биатриче знал — удивлением там и не пахнет.

— Ну, ты зря недооцениваешь своих рабочих, — проблеял Магистр. — У меня там даже любимчик есть, его и послал.

— А кто?

— Жюбо.

— Ах да, как же, помню. Нэт-Та, верно?

— Не знаю, — поморщился Биатриче. Разговор начал ему надоедать. Неужели не ясно, что расколоть его Мастеру не удастся? Треклятье Темного, это не удалось бы и Лагату, а уж как он был искусен в пытках! Впрочем, Тощий тоже в этом поднаторел, но вряд ли Мастер на такое решится. Да и было бы из-за чего огороды городить. — Я его биографию не расспрашивал.

— Нет, я сам помню…

Мастер казался действительно растерянным, озабоченным и это настораживало. Серьезно настораживало. Зачем же он пришел? А впрочем, какая разница? Все равно он не поможет, да и не помешает.

— Так ты точно не хочешь, чтобы я разобрался? — продолжил Мастер. — Мне правда не сложно.

— Спасибо, нет.

— Тогда, ладно. А может, тогда прогуляемся в триста тринадцатую? Заодно посмотрим, что там делает Жюбо.

— Мастер, ты ставишь меня в неловкое положение, — Биатриче поднял ладони. — Я уже во второй раз вынужден отказаться. Твоя Служба Радости сделала меня завзятым домоседом…

— Очень рад. Тогда я, пожалуй, пойду… до встречи, Биатриче.

— До встречи.

Мастер растаял в воздухе, а вместе с ним ковровая дорожка и продукты со стола. Биатриче нахмурился. К чему этот визит? Хотя, чтобы понять Мастера, нужно им быть.

Колдун поднялся и пошел куда-то вглубь замка-статуи. Вообще, это примечательное сооружение. В Дельте Миров искусный колдун получает огромные возможности, куда больше, чем в Мире. Поэтому Магистр расширил владения, уведя на другие планы несколько залов и подвал. Сейчас он шел как раз в подвал — тот находился в (вырезано цензурой). По воле Биатриче в бетонном полу сформировался люк. Он усмехнулся и поднял дверцу за большое бронзовое кольцо.

— Эй! — крикнул Магистр во тьму подвала. — Как ты там?

— Прошу тебя, не кричи… — донесся слабый женский голос. — Мне так больно…

— Я как раз для этого и пришел. На вот.

Биатриче достал из кармана розовый кристалл, протянул в люк. Сидевшая во тьме зашевелилась. Колдун слышал, как она подползает к люку осторожными движениями, так чтобы не зацепиться за углы. Вот показалось бледное синеватое лицо, потом огромная грудь, обтянутая платьем в горошек. Рука с грязными ногтями взяла кристалл и тут же уколола себя. По широкому лицу расползлось блаженство.

— Это так здорово, когда не больно, — сказала женщина.

— Наверное… — ответил Биатриче.

— Когда ты позволишь мне уйти отсюда?

— Я не знаю, Варя. Возможно, мне еще раз понадобятся твои сновидения. Но, не переживай, наградой тебе станет встреча с внуками.

— Ты ведь не обидишь их? — глаза Вари наполнились крупными слезинками.

— Поверь мне, я сделаю все, чтобы с Женей, Светой и Петей ничего не случилось…

Глава шестая, подраздел второй: порой, чтобы встретить друга, надо спасти ему жизнь

Девушки спали до восьми утра и проснулись почти одновременно; Жюбо же провел ночь с успехом улитки, решившей из Гонконга доползти до Парижа. Сколько не думал — результат ноль! Манада очухалась первой и, слегка толкнув неудавшуюся самоубийцу, потянула за собой в явь. Обе сели, живая начала драть глаза, Манаде такие процедуры не требовались.

— Доброе утро, милые дамы, — сказал Жюбо. — Как спалось?

— Спасибо, нормально, — ответила Манада. Живая предпочла хлопать глазами в попытках понять, где она находится.

— Так это был не сон, — сказала она.

— Милая подруга, а не могла бы ты назвать свое имя? — попросил Жюбо. — А то Архивариус уже задолбался называть тебя 'черноволосой', 'живой' или 'она'.

— Соня, — представилась девушка.

— Какое, однако, точное имя. — Усмехнулся мертвец. — Если ты помнишь, мы вчера ночью отлично позабавились на крыше поезда.

— Такое забудешь… — девушка, наконец, перестала мучить глаза. — Вы фокусники?

В голосе Сони промелькнула такая надежда, что Манада тут же воспользовалась случаем.

— Нет, мы мертвые курьеры… мм-м…м-м-м, — фраза утонула в ладони Жюбо, тут же приложенной ко рту.

— Ты хочешь, чтобы ее постигла судьба Макса и Даши? — спросил мертвец строго.

— Но ты же уже говорил… убери руку!

— Замолчи. Если она не запомнила, опасность ей не угрожает. А я думаю, она не запомнила. Соня, ты ведь не помнишь, кто мы такие?

3

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор