Выбери любимый жанр
Оценить:

Позолоченные латунные кости


Оглавление


86

— Девочка с ненавистью смотрит на женщину, когда думает, что никто этого не замечает.

— Бессмыслица. Она даже не знает Страфу. Страфа для нее неопасна.

— Как знать. Ты сегодня в состоянии для тренировки?

— Ты ведь еще не готов к такому, верно?

— Я сам задам себе темп. Тренировка — как раз то, что тебе нужно, чтобы чем-то заняться. Ты превратился в лохань слизи.

Преувеличение было крайне злым, но не совсем промазало мимо цели.

Я все еще чувствовал слабость после простуды, хотя худшее осталось позади. Если я буду время от времени пользоваться ингалятором Дина, мой нос не будет забит и я не буду выкашливать куски флегмы крупнее своего кулака.

— Это будет весело — готовиться к нашей личной войне, — сказал Морли.

Я сомневался, что остальной мир оставит нам достаточно противников, чтобы можно было сделать хотя бы один тактический ход. Десятки людей сейчас пытались положить конец этому ужасу.

Я был уверен, что страх посеять панику и нарушить порядок вещей тяжким бременем лежал на всех, имеющих власть и влияние. Если страх охоты на ведьм и впрямь имел под собой какую-то основу, неудивительно, что влиятельные и властительные утаивали самое худшее.

— Может, мы дурачим сами себя, старина, — сказал я.

— Неважно. Что бы мы ни сделали, чтобы приготовить наши тела и очистить наши души, это не будет пустой тратой времени.

Морли пребывал в настроении «воинское искусство — философия».

Я улыбнулся и пообещал:

— Сделаю все, что в моих силах!

— Засранец. Теперь ты потешаешься.

— Мне не нравятся люди, которые говорят так, как ты сейчас.

— Знаю. Зато у тебя идеальные интонации. Каждое слово позаимствовано у умирающей маленькой девочки из комедии «Скаффл».

— Проклятье. Ты меня поймал. Откуда ты узнал?

— Я видел все, что ставили во Всемирном. И хорошее, и плохое.

— Тогда кто понаделал в тебе дыр? Что ты такого видел, раз кто-то решил: пора тебе уснуть в грязи?

— Верно. Теперь ты поймал меня. Я страдаю провалами в памяти. Хотел бы я, чтобы эти провалы относились к театральным постановкам. Аликс Вейдер и ее товарищи испоганили пьесу, пытаясь играть малышей в возрасте Пенни.

— А я ею наслаждался. Как только я преодолел фактор старых дев. То была милая история без сюжета.

— Ты сентиментальный, романтический идиот. На что, как напоминает мне моя чудесная память, Синдж не так давно любезно указала.

— Моя не менее несравненная память принимает во внимание, что она и тебя включила в это, по сути, ложное утверждение, в эту «утку».

— Утка — это такой музыкальный инструмент? Мы можем найти его в оркестровой яме? Как называется музыкант, играющий на басовой утке?

— С тобой все в порядке?

— Наверное, действие лекарства. А может, я просто сбрасываю напряжение, переводя разговор на глупости. Как думаешь, мы могли бы выскользнуть отсюда, если бы вели себя по-настоящему тихо?

— Синдж не повесила на дверь колокольчик, но вряд ли мы бы ушли далеко. Она легла бы на наш след. С ее-то носом. Потом Виндвокер спикировала бы вниз и сделала так, что мы бы покрылись фурункулами, или наколдовала еще что-нибудь в том же духе. Если бы Покойник не проснулся и не заморозил мозги в наших головах.

— Ты, вероятно, прав.

— Я прав.

— Он прав на сто процентов, — сказала Страфа из дверного проема.

Из-за ее спины Синдж добавила:

— Пулар Синдж согласна.

Просто чтобы быть крепким орешком, я сказал:

— В подобные времена я больше всего скучаю по Мелонди Кадар.

Синдж была взрослой женщиной. Она доказала это, оставив за собой последнее слово.

— В подобные времена я скучаю по Проклятому Попугаю. А его мы могли бы вернуть. Не так ли, мистер Дотс?

— Это могло бы оказаться нелегкой задачей. Он улетел с небесными эльфами, когда они были тут в прошлый раз. Вы могли бы молиться, чтобы он был настолько несносен, чтоб они отослали бы его обратно.

Я не прокомментировал это высказывание. Я не хотел, чтобы в чьей-нибудь голове засели безумные идеи.

82

Я сидел со Страфой в кабинете Синдж, держа под рукой стопку носовых платков.

Синдж за своим столом всеми силами притворялась, что ей неинтересно.

— Держу пари, вчера ты нашла большую кучу ничего.

— Ты телепат. Я и вправду провела время с дочерью и Кипом. А еще с Баратом.

Судя по ее голосу, для молодежи то было не очень веселым времяпровождением.

— Ты ведь не отшлепала их, верно?

— Нет. Я была настолько нежной, насколько могла. Не успел прибыть Барат, как я врезала Кеванс, что они с Кипом должны перестать быть постельными друзьями. У них теперь другие обязательства.

— Я гадал, видишь ли ты это.

— Полагаю, это видит даже Кайра. Не знаю, сумела ли я достучаться. Кеванс не хотела меня понимать, вероятно, потому что они с Кипом были так долго вдвоем против всего мира. И Кип, возможно, пока что не имел с Кайрой физических отношений.

— Не говори. Он слишком ее уважает. И не видит в этом несоответствия.

— Это просто моя догадка. А еще есть ты и я. Кеванс швырнула этот факт мне в лицо.

— О-ёй. А что сказал Барат?

— Это было до того, как он пришел. Кеванс быстро угомонилась после того, как он появился.

Синдж писала, притворяясь глухой. Я мог представить ее мысли о том, что наши личные жизни становятся даже более сложными, чем раньше.

— Мы сейчас не в том положении, чтобы настаивать: «Делай, как я говорю!» — заметил я.

— Верно. Но есть кое-что, что меняет дело.

— Ты о складе.

3
Loading...

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор