Выбери любимый жанр
Оценить:

Час убийства


Оглавление


83

Кимберли внезапно подумала, что мысль о сновидениях внушает ей интерес. Она работала над делом всего тридцать шесть часов и не представляла себе, что испытывает Мак после эти жестоких лет. И вот как обстоят дела. Две девушки мертвы.. Две невесть где. Часы тикают…

— Вы знаете, какие места он выбирает, — сказал наконец Мак.

Нора Рей приподняла висевшую сбоку сумку, потом выгнула ногу в туристском ботинке.

— Я подготовлена.

— Это опасно.

Девушка улыбнулась.

— Мне этого можете не говорить.

— Три года назад вам повезло.

— Да. И с тех пор я готовилась. Читала книги по умению выживать, изучала природу, приводила себя в форму. Могу оказаться полезной вам.

— Это не ваша борьба.

— Это моя единственная борьба. Моя сестра так и не вернулась домой, особый агент Маккормак. Я три года провела в мертвом доме, дожидаясь, когда перестану бояться. И знаете что? Само по себе это никогда не случится. Поэтому я приехала сюда.

— Это не вендетта. Мы найдем этого человека, и попробуйте тронуть хотя бы волос на его голове…

— Я взрослая, прилетела с сумкой, которую проверила служба безопасности аэропорта. Что, по-вашему, я собираюсь сделать?

Мак все еще колебался. Он взглянул на Кимберли, та пожала плечами.

— Ты привлекаешь к себе женщин определенного рода.

— Стану пользоваться другим одеколоном, — ответил он.

— А до тех пор?

Мак вздохнул и оглядел аэровокзал.

— Ну и ладно, — произнес он. — Черте ним. Я нелегально занимаюсь этим делом. Кимберли тоже. Что изменит еще один член неутвержденной группы? Такого странного расследования я не вел никогда. Знаете что-нибудь о рисе? — спросил он у Норы Рей.

— Нет.

— А о цветочной пыльце?

— От нее чихают.

Мак покачал головой.

— Берите свою сумку. Нам предстоит дальний путь, времени у нас мало.

Нора Рей держалась рядом с Кимберли, и они старались не отставать от разгневанного Мака.

— Настроение улучшилось? — спросила Кимберли Норы Рей.

— Нет, — ответила девушка. — Я прежде всего боюсь.

Глава 35

Квонтико, штат Виргиния
10 часов 41 минута. Температура 34 градуса

Куинси и Рейни ехали к Квонтико в молчании. Последнее время так бывало часто. Они молча ели, молча ездили, молча сидели в комнате. Странно, но Рейни сначала не обращала на это особого внимания. Может быть, прежде это молчание казалось ей приятным. Двум людям вместе так хорошо, что им не нужны слова. Теперь оно казалось несколько зловещим. Превратись молчание в шум, оно громыхало бы как расколовшийся айсберг.

Рейни прижалась лбом к стеклу пассажирской дверцы и потерла виски, желая избавиться от этих мыслей.

Солнце безжалостно жгло. Даже с кондиционером, потрескивающим в старой, взятой напрокат машине, Рейни чувствовала, как жара скапливается за вентиляционными отверстиями. Солнечные лучи припекали ее голые ноги. Пот струился по спине.

— Об Орегоне задумалась? — неожиданно спросил Куинси. Он, как обычно, был в синем костюме; аккуратно свернутый пиджак лежал на заднем сиденье, но галстук был на месте. Рейни не представляла, как он повязывает его каждое утро.

— Вообще-то нет.

— Так ли?

Она выпрямилась и вытянула ноги. На ней были шорты цвета хаки и белая блузка с воротником, явно нуждавшаяся в стирке. Никаких костюмов. Хоть они и возвращаются в Квонтико. Священным для нее это место не было, и оба понимали это.

— Ты много думаешь об Орегоне в последнее время, не так ли? — снова спросил Куинси.

Удивленная такой настойчивостью, Рейни посмотрела на него пристальнее. По лицу Куинси ничего нельзя было понять. Темные глаза смотрели прямо вперед. Губы были плотно сжаты. Хочет вести себя нейтрально, как психолог при исполнении обязанностей, решила Рейни.

— Да, — ответила она.

— Мы давно не были там. Почти два года. Может, после этого дела поехать туда? Устроить себе отпуск.

— Хорошо.

Голос Рейни прозвучал хрипло. На глаза, черт возьми, навернулись слезы.

Куинси уловил перемену в голосе Рейни. Повернулся к ней, и она впервые увидела, что его лицо выражает страх.

— Рейни…

— Да.

— Я сделал что-то не так?

— Дело не в тебе.

— Я бываю слишком отчужденным, ухожу с головой в свою работу…

— Это и моя работа.

— Рейни, но ты печальна. И не только сегодня. Ты уже давно не радовалась.

— Да. — Ее потрясло, что она наконец высказала это вслух и сразу испытала странное облегчение. Это слово прозвучало. Она произнесла его, признала проблему, существующую уже добрых полгода. Кто-то должен был это сказать. Куинси вновь обратил взгляд на дорогу. Руки его на руле то сжимались, то расслаблялись.

— Могу я что-нибудь сделать? — спросил он уже спокойнее. Рейни знала эту его манеру. Ударь Куинси в живот, и он лишь расправит плечи. Но если причинить зло его дочери или угрожать Рейни… Тут от него пощады не жди. Тут его темные глаза зловеще вспыхивают, поджарое тело выглядит угрожающе, и Куинси из криминалиста-аналитика высшего класса превращается в Пирса, крайне опасного человека.

Однако это происходит, лишь если причинить зло тем, кого он любит. Себя Куинси никогда не старался защищать.

— Не знаю, — резко бросила Рейни.

— Если хочешь в Орегон, я поеду в Орегон. Если тебе нужен отдых, давай устроим отдых. Если нужен простор, я дам тебе простор. Если нужно утешение, я остановлю машину и обниму тебя. Но ты должна сказать мне, Рейни, потому что я уже несколько месяцев пребываю в неведении и, кажется, схожу с ума

— Куинси…

— Рейни, я сделаю все, что угодно, лишь бы ты была радостной.

3

Вы читаете

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор