Выбери любимый жанр
Оценить:

Час убийства


Оглавление


93

С мучительным усилием Тина поднялась еще на одну ступеньку, ягодицы тянули ее вниз, руки тряслись от напряжения. Еще четыре дюйма. И вновь она замерла.

Пора делать очередную выемку. Левая рука так сильно болела, что не позволяла держаться. Тина повисла на правой руке, а в левую взяла пилку и стала ковырять древесину. Движения были неуверенными. Она не понимала, ковыряет в одном месте или в разных. Смотреть было очень трудно.

Тина прижималась к стене дрожащими ногами. Когда очередная выемка была готова и пришло время сделать еще шаг, Тина взглянула наверх и чуть не расплакалась.

Небо. Так высоко над ней. Сколько футов, десять, пятнадцать? Ноги ее болели, руки жгло. Она не знала, долго ли сможет продолжать этот подъем. У нее паучьи руки и ноги, но нет паучьей силы.

Тине очень хотелось к своему озеру. Хотелось плыть по прохладным волнам. Хотелось переплыть на другой берег, упасть в объятия матери, жалобно расплакаться и попросить за все прощения.

«Господи, дай мне сил вскарабкаться по этой стене. Господи, дай мне мужества». Ведь она нужна матери, нужна ребенку, и ей не хочется умирать, как крысе в ловушке. Не хочется умирать в полном одиночестве.

«Еще одну выемку, — приказала себе Тина. — Поднимись, выдолби еще одну выемку, а потом можешь вернуться в жижу и отдохнуть».

Она сделала еще одну выемку, затем еще одну. А потом убедила себя, что необходимо сделать еще одну. Сделала еще две, потом третью и поднялась по стене на десять — двенадцать футов.

Теперь Тине стало страшно. Ни в коем случае нельзя смотреть вниз. Надо только подниматься, хотя плечи кажутся такими эластичными, словно разболтались суставы. Несколько раз покачнувшись, она все же удержалась на месте, хотя руки жгло, и Тина вскрикивала от боли. Горло так пересохло, что вместо крика она издавала что-то похожее на карканье.

«Поднимайся. На самый верх. Получи наконец кусок пирога».

Тина плакала без слез, цеплялась за гнилую древесину, ненадежные лозы и старалась не думать о том, что делает. Она превозмогала боль. Выкладывалась изо всех сил.

Пятнадцать футов. Верхний край так близок, что уже видно торчащую кверху траву. Зеленую растительность. Пересохший рот Тины увлажнился от этой мысли.

Она смотрела наверх слишком долго, забыв, что делает и ее изможденное, обезвоженное тело вконец обессилело. Тин подняла руку, но пальцы не коснулись края.

И она полетела вниз.

На миг Тина ощутила, как парит в воздухе. Но сила тяготения вступила в свои права.

Тина шлепнулась в грязь.

На сей раз она не вскрикнула. Жижа поглотила ее целиком, и теперь Тина уже не имела ничего против этого.

* * *

Сорок пять минут спустя Кимберли все еще продолжала говорить. О воде, пище и теплом солнце. О погоде, бейсбольном сезоне и птицах в небе. О старых и новых друзьях, о том как приятно будет встретиться с девушкой.

Убеждала ее крепиться, не сдаваться. Говорила, что чудеса происходят, если только сильно захотеть.

Потом Мак вышел из леса, Кимберли взглянула ему в лицо и умолкла.

Семнадцать минут спустя спасатели подняли тело на поверхность.

Глава 40

Округ Ли, штат Виргиния
19 часов 53 минуты. Температура 37 градусов

Солнце клонилось к горизонту, заливая все ярко-оранжевым светом. Тени становились длиннее, но жара была такой же удушливой. К заброшенной лесопилке начали съезжаться машины.

Первыми появились члены поисково-спасательной группы, поднявшие безжизненное тело девушки с короткими каштановыми волосами. Ее желтое платье превратилось в лохмотья от кислотной воды. Ногти на руках были обломаны, словно она неистово царапала твердые доломитовые стены.

Тело ее посинело и распухло. Джош Шадт и его товарищи нашли тело плавающим в длинном туннеле, который соединял карстовую воронку входа с главным залом. Вытащив тело, они пробрались в сводчатый зал. Там, на выступе, обнаружили пустую галлоновую бутыль из-под воды и сумочку.

Судя по водительским правам, имя жертвы было Карен Кларенс и всего неделю назад ей исполнился двадцать один год.

Нетрудно было догадаться, как все произошло. «Несуб» притащил жертву, скорее всего потерявшую сознание от наркотика, в главный зал. Когда девушка проснулась, световой люк-труба в сорока футах над головой пропускал немного света. Достаточно, чтобы разглядеть озерцо сравнительно безопасной дождевой воды слева и поток сильно загрязненной, ядовитой справа. Может быть, девушка оставалась какое-то время на выступе. Может быть, сунулась в озерцо, и ее тут же стали кусать потревоженные обитатели — белые безглазые раки-кроты или маленькие рачки величиной с рисовое зернышко. Может, она даже наткнулась на ядовитую змею.

Так или иначе, девушка в конце концов вымокла. А для мокрой там, где постоянная температура тринадцать градусов, переохлаждение лишь вопрос времени.

Шадт рассказал всем о сейсмологе, заблудившемся в извилистых подземных пещерах, протянувшихся на пять миль, и прожившем две недели. Правда, он имел соответствующее снаряжение и полную сумку плиток высокопитательного концентрата. Притом сейсмолог находился в пещере, где вода была не только безопасной для питья, но и, по местному поверью, приносила удачу.

Карен Кларенс оказалась не столь удачливой. Она не разбила голову о свисающие сталактиты, не ушибла колено, не растянула связки руки, ползая в темноте среди сталагмитов. Но при этом вошла в загрязненный поток. Вода с такой кислотностью сразу же проела дыры на платье, обожгла кожу. Забыла ли она об осторожности? Продрогла ли так сильно, что жгучая жидкость показалась приятной? А может, она была очень решительной? Сидя на выступе, девушка умерла бы. Мелкое озерцо никуда не вело. Значит, выйти обратно к цивилизации можно было только по потоку.

3

Вы читаете

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор