Выбери любимый жанр
Оценить:

Свобода любить


Оглавление


43

– А вдруг она не согласится? Вдруг она побоится?

– Она переборола свой страх. Сейчас она больше всего на свете боится остаться без тебя.

Вот этого она не выдержит, – сказал Питер.

– Шейн, как ты думаешь, что это за мужчина ведет Бетти к алтарю? – заинтересованно спросила Элен.

– Думаю, ее отец. Смотри, они очень похожи.

– Но ведь Беатрис со дня смерти матери не видела отца. Бабушка запретила ему приближаться и к ней, и к девочке! Неужели Беатрис хочет увидеть отца?

– А что в этом странного? Она поняла, что такое настоящая любовь. Кажется, она готова простить его. Но не думаю, что будет разыскивать. – Питер с грустью посмотрел на Элен и Шейна. – Она сейчас вообще не способна на серьезные действия. Я боюсь за нее, Шейн. Если ты понял, что совершил страшную ошибку, поезжай к Беатрис как можно быстрее!

Шейн покачал головой.

– Нет.

– Что значит – нет?! – взвилась Элен. – Ты хочешь, чтобы она умерла или сошла с ума?

Как романтично! Из-за тебя женщина потеряет рассудок!

– Подожди, Элен! Не кипятись, – попросил Шейн. – Я хотел сказать, что я обязательно поеду к Беатрис, но только, когда сделаю одно важное дело.

Глава 14

Беатрис упаковывала вещи. Ее рейс в Нью-Йорк вылетал через четыре часа, а она все еще не могла уложить чемоданы. Почему-то вещи, которые Беатрис планировала взять с собой, буквально испарялись. Вот только что кофточка была на кровати, а теперь ее там нет. Нет ее и под кроватью, а в шкафу уж тем более.

Без сил Беатрис опустилась на кровать.

Я приняла твердое решение уехать отсюда.

Зачем мне оставаться в городе, где все напоминает о Шейне? Я так сойду с ума. У меня есть шанс начать новую жизнь. Так почему бы им не воспользоваться? Начну новое дело, думаю, и в Америке женщины выходят замуж. И постараюсь больше не совершать ошибок. Больше в моей жизни вообще не будет мужчин. Никогда.

Беатрис подошла к окну.

Мне будет жаль никогда больше не увидеть этих домов, Грин-парка, каштанов и лип, которые совсем недавно посадили. Как же я буду без всего этого? И без Шейна. Ведь, если я уеду, шансов на то, что все можно будет восстановить, практически не останется. Он и сейчас не хочет видеть меня. А когда я уеду в другую страну, ничто не будет напоминать ему обо мне.

Может быть, это и к лучшему?

Беатрис вздрогнула от звонка в дверь.

Ну вот, она усмехнулась, после всего, что случилось, я начала бояться звонков и по телефону, и в дверь.

Она открыла дверь и застыла.

– Кто вы? Что вам угодно? – спросила она пожилого, все еще красивого мужчину, стоящего на пороге.

Черты его лица были правильными, а кожа – золотистого оттенка. Морщины, которые оставило время, позволяли сделать вывод, что этот человек раньше любил смеяться, а сейчас почти забыл, как это делается.

– Здравствуй, Бетти. Я и не знал, что ты стала такой красавицей, – тихо сказал он, и слезинка скатилась из уголка его глаза.

– Вы мой отец? – догадалась Беатрис.

– Да, Бетти, я – Эрик Керуин, твой отец.

И я пришел, чтобы уберечь тебя от ошибки. От страшной ошибки. Разрешишь мне войти?

– Проходите, – смущенно сказала Беатрис, распахивая дверь.

Она не знала, как вести себя с ним. С одной стороны, ей хотелось броситься ему на шею и сказать, что она понимает теперь его и больше не осуждает. А с другой стороны, она не знала этого человека. Он был для нее загадкой, и в детстве она часто думала о том, какой ее папа.

Он прошел и внимательно осмотрел опустевшую гостиную.

– Ты уезжаешь? – спросил он.

– Да, – ответила Беатрис, твердо глядя ему в глаза.

– Бетти, не делай этого. Это не принесет счастья ни тебе, ни Шейну.

– Откуда вы его знаете?

– Он нашел меня и рассказал обо всем, что произошло с тобой за эти годы. Мне так стыдно, Бетти, что я отказался от тебя! Я не должен был соглашаться со своей матерью, должен был требовать, чтобы она разрешила мне если не забрать тебя, то хотя бы видеться с тобой. Но я струсил. Я поступил как последний подонок. Я виноват в смерти твоей матери, и я не знал, как объясню тебе это, когда ты меня спросишь.

Страх ответственности мучил меня все эти годы.

В конце концов я решил, что с бабушкой тебе будет лучше, чем со мной. Я постоянно ездил в командировки и не смог бы уделять тебе должного внимания. А о смерти мамы я узнал только через полгода. Мы так и не простились.

Беатрис отвернулась к окну. Она-то знала, что бабушка никогда, даже на смертном одре не простила бы сына. Но Беатрис не могла сказать об этом отцу. Она видела, что он действительно страдал все эти годы. Вдали от матери, от дочери, не имея ни малейшей надежды восстановить свою семью.

– Это, должно быть, ужасно, – тихо сказала она.

– Да, Бетти, это ужасно, знать, что мать умерла, так и не простив тебя. Знать, что где-то осталась твоя дочь, которую ты любил. Но еще страшнее знать, что вряд ли когда-нибудь решишься прийти к ней и попросить прощения. Я так сильно виноват перед тобой, Бетти, что даже не смею просить тебя о том, чтобы ты простила меня, простила ту страшную глупость, которую я совершил.

– Не надо, папа. Не говори ничего! – остановила его Беатрис. – Я никогда не ненавидела тебя. И сейчас понимаю, что то, как распорядилась мама своей жизнью, это был только ее выбор. Я тоже могла бы поступить так, но не сделала этого, хотя не знаю, как надолго хватит моих сил.

– Бетти, ты не должна отчаиваться. Если ты захочешь, все еще можно исправить. Я говорил с Шейном. Это он разыскал меня и попросил помочь ему. Он страшно боится, что ты уедешь и он потеряет последнюю надежду быть рядом с тобой.

– Я не знаю, – сказала Беатрис, пряча глаза, – я больше ничего не знаю и ничего не могу понять.

3

Вы читаете

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор